Форум » Мезонин » Сиятельный жандарм » Ответить

Сиятельный жандарм

Роза: Как обещала, выкладываю некоторые факты из жизни Александра Христофоровича Бенкендорфа. Приглашаю поговорить об этом удивительном человеке, которого незаслуженно в советское время окрестилии исключительно императорским цербером.

Ответов - 285, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Роза: Фалль - в наше время почти забытое название некогда одного из известнейших имений. Владельцем Фалля начиная с 1827 года был граф Александр фон Бенкендорф. Затем именье перешло к его дочери Марии, супруге князя Григория Волконского. И вплоть до того дня, когда Эстонская республика "реквизировала" имение за символические 9177 крон, им владел, его украшал и благоустраивал род князей Волконских. Всего Николай I c супругой гостили в Фалле дважды - в 1828 и 1833 годах, и даже посадили несколько деревьев в парке. Помимо императора, его супруги и свиты именитых чиновников, в гости к Бенкендорфам-Волконским неоднократно наведывались решавшие когда-то судьбы России государственные деятели, известные поэты, писатели, певцы. Тут пела одна из самых прославленных певиц первой половины XIX в. Генриетта Зонтаг (графиня Росси). Осенью 1843 года по приглашению А. Х. Бенкендорфа в имении гостил Федор Тютчев. Жена "И вот он уже сидит в гостиной, отворяется дверь - и входит женщина с двумя маленькими девочками. Женщина эта была такой необыкновенной красоты, что Бенкендорф, который был столь же рассеян, сколь и влюбчив, тут же опрокинул дорогую китайскую вазу. Это была молодая вдова Елизавета Андреевна Бибикова, урожденная Донец-Захаржевская."

Бреточка: Какая лысина аппетитная, прям как у Зябушки А если серьёзно, то это, действительно, удивительный человек, который по праву вошёл в историю

Роза: То, что осталось от Фалля сегодня называется Кейла-Йоа. Павильоны из чугуна и стекла разрушены. Богатые цветники вытоптаны, статуи сломаны или расхищены.В их числе и статуя Венеры работы Кановы. Могилы на семейном кладбище осквернены гробокопателями. Между могилами вплотную к стене часовни проходит "тропа здоровья", размеченная разноцветными красками по коре деревьев. Замок без должного ухода изрядно обветшал. Краска на увенчанной зубцами двадцатиметровой восьмиугольной башне потускнела от времени, местами облупилась. Ее крошки валяются по всему периметру замка. Широкое крыльцо лишенное беломраморных львов и ваз сиротливо взирает на по-прежнему прекрасную, но уже не сливающуюся с ним в едином ансамбле дивную природу. Информация взята http://istorik.org/?p=1137#more-1137, http://www.soldi.ee/fall.html


Роза: О приятном Вот несколько портретов Бени Вы этого мужчину узнает? Я - нет. А вот этого, узнаю Спасибо, Гата

Olya: Роза, чудесная темка!! Про разрушенный замок грустновато... так глубоко я пока не копала. Тяжелее всего нашлась информация о его детках, о них мало упоминается в стандартных биографиях. Как подсказал один из источников: у Александра Христофоровича было три дочери. Роза пишет: А вот этого, узнаю Конечно. Тот какой-то далекий, а этот родной... и любимый!

Роза: Бреточка пишет: это, действительно, удивительный человек, который по праву вошёл в историю Удивительный и героический. Я прочитала о нем такие интересные сведения, рядом с которыми героизм Корфа на Кавказе и прочие авантюры по сравнению с приключениями Бени, даже не детский, а младенческий лепет Обязательно выложу тут инфу. Olya пишет: Как подсказал один из источников: у Александра Христофоровича было три дочери. Да, у Бени были только девочки, поэтому графский титул пришлось передать по наследству племяннику. Не Писареву Olya пишет: и любимый! Конечно

Самсон: Читаю книжку "Бенкендорф", Дмитрия Оллейникова из серии ЖЗЛ. Очень интересная личность. Действительно образ нашего героя раскрывается совсем по другому, и совершенно не соответствует определению "жестокий невежественный и бездарный генерал", которое когда-то вдалбливалось в наши головы учителями истории. Автор в своей книге очень часто ссылается на воспоминания некоего барона (а в последствии графа) М.А. Корфа.

Olya: Самсон пишет: которое когда-то вдалбливалось в наши головы учителями истории. Аха. Не совсем по теме, но учителя при всем уважении вообще часто перегибают. Моя последняя историчка к примеру вечно злословила в адрес Николая I и Катерины Великой. Ну, ладно, я уже как-то привыкла к первому, критику которого она все время сводила на одно: "Дурак, ну ни дать ни взять, дурак! Вампир, высосал все соки из России! Не хватало никак ума войну закончить! Чудовище, такое чудовище на троне сидело!" и далее все в таком духе. С учетом БН... ну вы понимаете, молчать было нелегко. Но так однажды и не выдержала, слушая затертое до дыр обвинение императрицы: "Да что о ней говорить, немка бездарная! Слово исчо писала с четырьмя ошибками! Это ж надо, а! Чтыре ошибки в слове из трех букв!" Такое меня охватило раздражение, что я выпалила: "А вы сами как бы писали по-немецки?? Небось, еще не столько ошибок бы наделали!" Результат оказался плачевным - оскорбленная в лучших чувствах преподавательница так до последнего звонка и не забыла мне эту реплику.

Gata: Беня форева Я сама в эту тему зарылась вместе с головой, и говорить о нем готова бесконечно :))) Роза пишет: Удивительный и героический. Дааа! Один из выложенных тут портретов (жалко, что не наш ) занимает почетное место в Эрмитаже, в галерее героев войны 1812 года. О приключениях летучего корпуса генерала Винцингероде, в котором наш Александр Христофорович командовал авангардом, романы можно писать! Самсон пишет: Автор в своей книге очень часто ссылается на воспоминания некоего барона (а в последствии графа) М.А. Корфа. Хихи - куда ни кинь, всюду знакомые В сети еще упоминается переписка Бенкендорфа с графом Воронцовым, как богатейший и до сих пор как следует не изученный источник. К сожалению, мне пока удалось найти только ту часть, которая касается войны с Наполеоном, а любопытно было бы со всей ознакомиться, за два десятка лет. Самсон пишет: Действительно образ нашего героя раскрывается совсем по другому, и совершенно не соответствует определению "жестокий невежественный и бездарный генерал", которое когда-то вдалбливалось в наши головы учителями истории. На А.Х. этот ярлык навесили еще в монархические времена господа либералы, что уж говорить о советской истории! Вот мы в этой темке ярлычки-то и пообрываем Olya пишет: Но так однажды и не выдержала, слушая затертое до дыр обвинение императрицы: "Да что о ней говорить, немка бездарная! Слово исчо писала с четырьмя ошибками! Это ж надо, а! Чтыре ошибки в слове из трех букв!" Такое меня охватило раздражение, что я выпалила: "А вы сами как бы писали по-немецки?? Небось, еще не столько ошибок бы наделали!" Результат оказался плачевным - оскорбленная в лучших чувствах преподавательница так до последнего звонка и не забыла мне эту реплику. И это называется - учитель! Кошмар. Оль, какая ты молодец, что вступилась за мою великую тезку! В истории нет однозначных личностей, а таких горе-педагогов из школ гнать нужно в три шеи! К счастью, мне с историчкой повезло - конфликтов не возникало, хоть я сама всегда читала много и кое о ком могла порассказать побольше нее :)

Olya: Gata пишет: И это называется - учитель! Понимаешь, как педагог она была хороший. Глубоко знала предмет, умела объяснять... но когда речь заходила о упомянутых мною Николае и Катерине, мозги у нее напрочь отключались и бродили где-то отдельно от головы! Эти имена действовали на нее просто как красная тряпка на быка, ну или как Анна на Царапку!!

Klepa: Самсон пишет: Автор в своей книге очень часто ссылается на воспоминания некоего барона (а в последствии графа) М.А. Корфа. Olya пишет: мозги у нее напрочь отключались и бродили где-то отдельно от головы какой кошмар. мне кажется, учитель не имеет право навязывать свое мнение ученикам. они должны составить свое собственное. Роза пишет: Да, у Бени были только девочки, поэтому графский титул пришлось передать по наследству племяннику говорят, когда мужчина очень любит женщину рождаются девочки . Беня молодец

Olya: Klepa пишет: говорят, когда мужчина очень любит женщину рождаются девочки Хм... по-моему, у этой тезы есть и обратная сторона медали!

Klepa: Olya пишет: Хм... по-моему, у этой тезы есть и обратная сторона медали какая же?

Роза: *PRIVAT*

Gata: Роза, как мир тесен :)

Самсон: А скоро, 23 июня у нашего любимого АХБ - День рождения

Klepa: Самсон пишет: А скоро, 23 июня у нашего любимого АХБ - День рождения ух-ты

Самсон: В молодости, путешевствуя по России, поручик Бенкендорф очень увлекся спектаклями крепостных театров. Остановившись в г. Симбирске он увлекся одной молодой крепостной актрисой, но когда хозяин актрисы узнал об этом, та была выпорота на конюшне, чтобы не завлекала молодого барина. Пришлось молодому поручику отказаться от своего повышенного интереса к приме, дабы не навредить ей еще больше

Klepa: Самсон пишет: Пришлось молодому поручику отказаться от своего повышенного интереса к приме, дабы не навредить ей еще больше ооооо, как интересно

Роза: Скоро день рождения нашего Бени К этой дате начинаю выкладывать серию исторических фактов о подвигах сиятельного жандарма до того, как он им стал Александр родился 4 июля (23 июня) 1783 года. Когда юноше было 15 лет, его зачислили унтер-офицером в привилегированный лейб-гвардии Семеновский полк. Производство его в поручики также последовало очень быстро. И именно в этом чине он стал флигель-адъютантом Павла I. Благоприятные перспективы, связанные с почетной должностью флигель-адъютанта, его не прельщали. Рискуя вызвать Высочайшее неудовольствие, он в 1803 году отпросился на Кавказ, и это даже отдаленно не напоминало дипломатические вояжи в Германию, Грецию и Средиземноморье, куда император отправлял молодого Бенкендорфа. Кавказ с его изнурительной и кровавой войной с горцами являлся настоящей проверкой на личное мужество и способность руководить людьми. Бенкендорф прошел ее достойно. За конную атаку при штурме крепости Ганжи он был награжден орденами Св. Анны и Св. Владимира IV степени. В 1805 году вместе с «летучим отрядом» казаков, которым он командовал, Бенкендорф разбил передовые неприятельские посты при крепости Гамлю. В прусской кампании 1806—1807 годов за битву при Прейсиш-Эйлау он был произведен в капитаны, а затем и в полковники. Затем последовали русско-турецкие войны под командованием атамана М.И. Платова, тяжелейшие бои при переправе через Дунай, взятие Силистрии. В 1811 году Бенкендорф во главе двух полков совершает отчаянную вылазку из крепости Ловчи к крепости Рущук через неприятельскую территорию. Этот прорыв приносит ему «Георгия» IV степени. И это только начало славного пути

Klepa: Роза, спасибо за исторические факты о Бене , оч. интересно. Роза пишет: Св. Анны и Св. Владимира IV степени не могу сдержаться вы меня понимаете

Роза: Klepa пишет: вы меня понимаете Понимаем Для усиления эффекта Орден св.Анны IV степени Св.Владимир IV степени Св.Георгия IV степени

Klepa: Красивые ордена . А кстати не помните, в БН на Бене были ордена? нашла только такой.

Gata: Роза, спасибо за новые факты из биографии сиятельного жандарма, в том числе и материальные Самсон пишет: А скоро, 23 июня у нашего любимого АХБ - День рождения 23 июля по старому стилю, а по новому - 4 июля. Но мы можем отметить обе даты Самсон пишет: он увлекся одной молодой крепостной актрисой, но когда хозяин актрисы узнал об этом, та была выпорота на конюшне, чтобы не завлекала молодого барина. Пришлось молодому поручику отказаться от своего повышенного интереса к приме, дабы не навредить ей еще больше Я читала, что АХБ был человеком очень увлекающимся Но этот случай рисует его и как человека благородного Klepa пишет: А кстати не помните, в БН на Бене были ордена? Есть, есть :) Посмотри на предыдущей странице, где Роза выкладывала портреты Бени исторического и нашего

Роза: Во время Отечественной войны 1812 года Беня тоже не подкачал. В первые недели наполеоновского вторжения Бенкендорф командует авангардом отряда барона Винценгороде, 27 июля под его предводительством отряд произвел блистательную атаку в деле при Велиже. Мало кто знает, что после освобождения Москвы Бенкендорф был назначен комендантом разоренной столицы. В период преследования наполеоновской армии отличился во множестве дел, взял в плен 3-х генералов и более 6 000 наполеоновских солдат. В кампании 1813-го, став во главе так называемых «летучих» отрядов, сначала разбил французов при Темпельберге, за что был удостоен «Георгия» III степени, затем вынудил неприятеля сдать Фюрстенвальд. Вскоре он с отрядом был уже в Берлине (отряд Бени вошел туда первым). За беспримерное мужество, проявленное во время трехдневного прикрытия прохода русских войск к Дессау и Роскау, был награжден золотой саблей с алмазами. Я уж не буду писать, что он вытворял в Европе, когда наша армия освобождала ее от наполеоновской армии, чтобы не утомлять вас цифрами и нерусскими названиями. Это тоже был героический фейерверк. Скажу только, что награды следовали одна за другой — помимо «Георгия» III и IV степеней, еще «Анна» I степени, «Владимира», несколько иностранных орденов. Одних шпаг за храбрость у него оказалось три. Войну он закончил в звании генерал-майора. В марте 1819 года Бенкендорф был назначен начальником штаба Гвардейского корпуса. Анька на шею I степени с брюликами К ордену св.Анны I степени полагалась вот такая звезда св.Владимир тоже в той же степени тут сразу орден и звезда к нему Информация взяла с сайта People's History http://www.peoples.ru:80/

Gata: Добавлю несколько слов к рассказу Розы. "Удачливый командир авангарда самого первого по времени формирования армейского партизанского отряда во время Отечественной войны 1812 года и первый комендант Москвы после ее освобождения от французов, А.Х. Бенкендорф не шел ни в какое сравнение с известными героями Давыдовым, Сеславиным и Фигнером по своей популярности. Если имена последних были у всех на слуху, а их лубочные изображения украшали даже крестьянские избы, то Александр Христофорович, быть может, несправедливо, так и не получил признания сограждан. Одним из первых среди участников войны 1812 года он стал писать и уже в 1817 г. напечатал в Военном журнале свои мемуары, которые, впрочем, не принесли ему ни славы храбреца, ни славы литератора. Декабрист Александр Бестужев-Марлинский язвительно заметил, что Денис Давыдов более выписал, чем вырубил себе славу храбреца увлекательно написанными воспоминаниями. Бенкендорф же удостоился от князя Петра Вяземского эпиграммы. В отечественной историографии Бенкендорфа тоже не баловали вниманием. Герой 1812 года превратился уже при жизни во всероссийского тирана. Большую роль в этом отношении сыграло то, что в Бенкендорфе видели одного из главных виновников гибели Пушкина. Стойкая бенкендорфофобия в отечественной литературе восходила к авторитетам П.А. Вяземского и А.И. Герцена, а проявлять серьезный интерес к личности шефа жандармов, как отмечает современный автор, было стыдно. Первая биографическая работа о Бенкендорфе появилась совсем недавно". А вот та самая эпиграмма Вяземского: "Вот как, прочтя его Записки, О сочинителе скажу: Был генерал он всероссийский, Но был ли русским? Не скажу". Я прямо даже обиделась за АХБ, хотя по сути эпиграммка-то пустая. Видать, нечего было больше вменить в вину, кроме происхождения :) Интересно, а о немецких корнях русских императоров и императриц вспоминали авторы подобных стишков? Кстати, сам АХБ считал себя русским, приведу цитатку из его воспоминаний о войне 1812 г. (хоть случай и курьезный отчасти): "...Осмотрев дом, где уцелели только часы, продолжавшие бить среди разрушения, я отправился посмотреть сад и вошел в прекрасную оранжерею. В конце этой оранжереи я увидел нескольких крестьян. Когда я подходил, один из них прицелился в меня; сильное слово, которое я поспешил ему крикнуть, остановило его и заставило узнать во мне русского". http://www.humanities.edu.ru/db/msg/39912

Роза: Gata , спасибо Эпиграммка посредственная, что уж говорить Не знали уже, чем бы уколоть Беню, а в результате себя на посмешище выставляли. Gata пишет: Когда я подходил, один из них прицелился в меня; сильное слово, которое я поспешил ему крикнуть, остановило его и заставило узнать во мне русского". Оказывается и аристократы владели народным языком Жить захочешь, еще и не так скажешь

Алекса: Я не знала, что Бенкендорф такая героическая личность! Спасибо, всем, кто выложил такую интересную информацию. Теперь я понимаю некоторых форумчанок, которые нашего Беню (можно я его теперь так тоже буду называть ) обожают

Gata: Алекса, мы еще не закончили перечислять подвиги нашего кумира :) Конечно, АХБ далеко не был белым и пушистым, как и всякая реальная историческая личность, однако он и не хрестоматийный злодей, каким его до недавних пор изображали историки.

Алекса: Gata пишет: мы еще не закончили перечислять подвиги нашего кумира Жду продолжения про славного графа

Роза: Алекса пишет: Жду продолжения про славного графа Сколько угодно Тем более, что у АХБ сегодня день рождения по новому стилю. А.С.Пушкин знаменитое наводнение в Петербурге в 1824 году описал в своей поэме "Медный всадник". Наш сиятельный граф, тогда еще не жандарм, а генерал-адъютант, вел себя во время этого события очень достойно. Вот как описывает это очевидец происходящего А.С.Грибоедов, тоже человек не робкого десятка: "В эту роковую минуту государь (Александр I) явился на балконе. Из окружавших его один сбросил мундир, сбежал вниз, по горло вошёл в воду, потом на катере поплыл спасать несчастных. Это был генерал-адъютант Бенкендорф. Он многих избавил от потопления" Или еще одно свидетельство очевидца этого события: «Разъяренные волны свирепствовали на Дворцовой площади, которая с Невою составляла одно огромное озеро, изливавшееся Невским проспектом. Вода в некоторых местах Петербурга поднялась тогда на 13 футов и 7 дюймов (то есть более чем на четыре метра). По городу, превратившемуся в огромное взбаламученное озеро, плавали экипажи, книги, полицейские будки, люльки с младенцами и гробы с покойниками из размытых могил. Стихийные бедствия всегда обнаруживали и негодяев, спешащих воспользоваться чужим несчастьем, и отчаянных храбрецов, спасавших других, не заботясь о себе. Так, перейдя набережную, когда вода доходила ему уже до плеч, генерал Бенкендорф добрался до катера, на котором находился мичман гвардейского экипажа Беляев. До 3 часов ночи вместе они успели спасти огромное число людей. Александр I, получивший множество свидетельств мужественного поведения Бенкендорфа в те дни, наградил его бриллиантовой табакеркой."

Gata: Об АХБ могу говорить бесконечно, а в день его рождения - в особенности В прошлом году, кстати, круглая дата была - 125. Роза, спасибо за рассказ о героическом поведении генерала-адъютанта во время страшного наводнения в Петербурге. Этот эпизод рисует его как человека благородного и бесстрашного. А ведь он тогда уже был не юн, и со здоровьем, кажется, имел проблемы - мог и поберечь себя. Да и вообще - многие ли царедворцы стали бы бросаться в ледяные волны, чтобы кого-то спасать? Отмотав назад, к событиям войны с Наполеоном, хочу вспомнить еще один эпизод из биографии АХБ - для этого поступка тоже требовались и смелость, и благородство: В начале осени 1812 года, когда наполеоновские войска приближались к старой столице, подмосковные мужики, понятно, вооружились. У кого топор, у кого вилы, а у кого и ружьишко. В битве с супостатами не помещики мужиками распоряжались, а партизанские начальники. Кто-то из бар да чиновников испугался: крестьяне волю почуяли, вооружены. Да ведь это бунт. И полетела в Петербург бумага от губернатора с просьбой – усмирить, оградить, восстановить общественное благочиние. В Волоколамском уезде, по смыслу бумаги, бунтовала шайка мужиков во главе со священником. По приказу из Петербурга усмирять их должен был флигель-адъютант Бенкендорф, чей отряд действовал против французов как раз в Волоколамском уезде. Бенкендорф сразу и наотрез отказался воевать против мужиков. Своему командиру барону Ф. Винценгероде он писал: "Позвольте говорить с вами без обиняков. Крестьяне, коих губернатор и другие власти называют возмутившимися, вовсе не возмутились. Некоторые из них отказываются повиноваться своим наглым приказчикам, которые при появлении неприятеля, так же как и их господа, покидают этих самых крестьян, вместо того, чтобы воспользоваться их добрыми намерениями и вести их против неприятеля. Крестьяне избивают, где только могут, неприятельские отряды, вооружаются отнятыми у них ружьями... Нет, не крестьян нужно наказывать, а вот нужно сменить служащих людей. Я отвечаю за это своей головой". По записке Бенкендорфа император Александр прекратил дело о бунте.

Olya: Роза , Gata , спасибо Вы чудесные, всегда находите столько интересного и делитесь с нами

Gata: Olya, это не мы чудесные, а тот, кто нас вдохновляет Но нам тоже приятно приобщиться :)

Роза: А вот и дом Бенкендорфа. Очень любопытная техника - серебряное сечение. http://all.fotokunst.ru/56/ru

Olya: Роза ,

Klepa: Роза, Gata, благодаря вам буду знать о Бене все . Спасибо. Gata пишет: В Волоколамском уезде у меня дачка по Волоколамскому шоссе

Gata: Роза пишет: А вот и дом Бенкендорфа. Очень любопытная техника - серебряное сечение Ага, я такую технику еще не встречала, очень интересно. Да и само местечко вельми симпатичное. Спасибо, Роза! Klepa пишет: у меня дачка по Волоколамскому шоссе Мир тесен!

Klepa: Gata пишет: Мир тесен! ага, и куда не ткни везде БН

Алекса: Роза , Gata, спасибо Читала сейчас ваши посты и вспоминала Бенкендорфа , которого вы создали в Востоке и Вечерах. Наш Беня именно такой, он не может быть другим

Бреточка: Klepa пишет: ага, и куда не ткни везде БН а хде БН там мы Короче мы повсюду Алекса пишет: Наш Беня именно такой, он не может быть другим

Роза: Klepa пишет: благодаря вам буду знать о Бене все Угу, мы вас Беней еще достанем Алекса пишет: Наш Беня именно такой, он не может быть другим Надо же было как-то довести до ума то, что нам показали в БН А Беня там, мама дорогая

Самсон: Пора бы уже нашему правительстве реабилитировать имя АХБ и поставить в один ряд с героями 1812 года - Барклаем, Багратионом и др.

Gata: Самсон пишет: Пора бы уже нашему правительстве реабилитировать имя АХБ и поставить в один ряд с героями 1812 года - Барклаем, Багратионом и др. Ой, это едва ли. Но и на том спасибо, что в последние годы стали появляться адекватные публикации. Правда, БН была снята еще в русле старой идеологии, но это уже для нас не так страшно :)

Царапка: В БН Беня исключительно обаятелен :)))

Gata: Царапка пишет: В БН Беня исключительно обаятелен :))) Будь иначе, мы бы к нему и не прониклись

Алекса: Царапка пишет: В БН Беня исключительно обаятелен Мне он там гадким показался Если бы не ролевая игра Восток, таким бы и был до сих пор

Царапка: Для меня БН-Бенкендорф - единственный персонаж, который я воспринимаю исключительно внешне (в т.ч. голос и манеры), что он делает - не имеет значения :)))

Алекса: Царапка пишет: Для меня БН-Бенкендорф - единственный персонаж, который я воспринимаю исключительно внешне (в т.ч. голос и манеры), что он делает - не имеет значения :))) Т.е. тебе не важно, что он может быть таким противным, как в БН?

Царапка: Я имею в виду именно БН, Владимира Качана в синем мундире.

Алекса: Царапка пишет: Я имею в виду именно БН, Владимира Качана в синем мундире. Когда дело в актере, неважно кого он играет. Все равно нравится Я люблю Елену Корикову и Марину Казанкову, поэтому мне их героини тоже очень нравятся

Царапка: Алекса, я стараюсь не вдумываться, что Бенкендорф делает, чтобы не испортить впечатление :))) к тому же у него есть отмазка - работа такая. Но мелочность всё равно лишняя.

Алекса: Царапка пишет: Но мелочность всё равно лишняя. А где он был мелочным в БН?

Царапка: когда заставил Оболенского отказать Анне в поступлении в театр.

Роза: Царапка пишет: когда заставил Оболенского отказать Анне в поступлении в театр. У него были свои резоны

Царапка: Мелкие, мстить цесаревичу, преследуя начинающую артистку - не его уровень должен был быть.

Gata: Милые подруги, в этой темке мы говорим о реальном АХБ :) Хоть, согласна, не будь сериального, мы бы не заинтересовались и реальным, однако же... ГОЛУБЫЕ АНГЕЛЫ "Народ любит жандармов" Алексей ФИЛИППОВ 13 июля 1826 года Александр Христофорович Бенкендорф возглавил III Отделение собственной Его императорского Величества канцелярии; чуть раньше он был назначен шефом жандармов. Корпус жандармов был детищем Александра Христофоровича: он выносил эту идею, убедил государя (тот был его близким другом) в ее необходимости, и Николай I назначил его шефом голубых мундиров в день своего тридцатилетия. Затем Александр Христофорович превратился в миф: темную силу, гонителя и убийцу Пушкина, предтечу ЧК-НКВД-КГБ. В действительности же Пушкин относился к нему с ироническим доброжелательством ("в сущности это честный и достойный человек"), и в николаевской России жандармы были совсем не тем, чем казались позже. Не случайно в финале "Ревизора" о появлении настоящего, добродетельного петербургского чиновника возвещает жандарм. Это вполне укладывалось в государственную концепцию Александра Христофоровича: Высшая полиция должна была стать посредницей между обществом и государем, утешительницей обиженных, грозой взяточников - островком закона в живущей "по понятиям" стране. Поражает сходство с проектами другого прожектера, основателя и директора Южного общества декабристов Павла Ивановича Пестеля, повешенного годом раньше - 13 июля 1826-го. Параллели настолько очевидны, что историки задумываются над тем, не позаимствовал ли Александр Христофорович некоторые наработки Павла Ивановича. Существенная разница просматривается лишь в менее людоедском характере идей Бенкендорфа: Пестель хотел одеть в жандармские мундиры целую армию - сто двенадцать тысяч девятьсот человек, а Александр Христофорович ограничился тремя-четырьмя тысячами. Пестель собирался присоединить к России Кавказ, Киргизию, Казахстан, Среднюю Азию и Монголию, Бенкендорфа больше заботила красота жандармских лошадей. Его жандармы куда меньше походят на чекистов, чем жандармы Пестеля, надежда и опора так и не состоявшегося Временного верховного правления. Но источник у обоих проектов один - носившееся в обществе недовольство властью, ставший очевидным к концу царствования Александра I кризис империи. Александр Христофорович Бенкендорф, храбрый кавалерийский генерал, не востребованный Александром I реформатор, пытался подтянуть расшатавшийся государственный механизм наиболее очевидным образом - усилив само государство. На первых порах это дало некоторый эффект: в жандармы брали лучших, самых дельных и честных чиновников и офицеров. Александр Христофорович с чувством законной гордости докладывал государю: "Народ любит жандармов; к ним прибегают всегда как к последнему средству исцеления и часто исцеляются..." Этому сильно способствовало общее состояние русского общества первой половины ХIХ века: люди еще не отделяли себя от государства, следовательно, не считался предосудительным и донос. К тому же на Руси донос издавна входил в рамки общепринятой системы поведения. Воинская присяга прямо вменяла его в обязанность офицеру - и с 14 декабря 1825 по 1 марта 1826 год лишь по военному ведомству было подано около двухсот доносов. Если бы страну удалось заморозить на веки вечные, имя Александра Христофоровича Бенкендорфа было бы вписано в историю золотыми буквами. Но в конце николаевского царствования пути власти и общества разошлись. Мелочная жандармская опека, стремление влезть не только в политические, но и в семейные дела (Александр Христофорович особенно гордился тем, что народ "во всех случаях прибегает к защите Корпуса жандармов") стали казаться отвратительными. "Честный и достойный" генерал Бенкендорф, незлопамятный, охочий до хорошеньких женщин, доброжелательный и чудовищно рассеянный прожектер, превратился в отвратительную и зловещую фигуру, прямого предшественника Дзержинского и Берии. http://www.inauka.ru/history/article34064.html

Роза: Gata пишет: Милые подруги, в этой темке мы говорим о реальном АХБ Да уж, надо вернуться к истокам О сериальном можно поговорить За шахматным столом Gata пишет: "Честный и достойный" генерал Бенкендорф, незлопамятный, охочий до хорошеньких женщин, доброжелательный и чудовищно рассеянный прожектер, превратился в отвратительную и зловещую фигуру, прямого предшественника Дзержинского и Берии. Гадости писать об известных и достойных людях у нас многие мастера. Сами мизинца таких людей не стоят. А написал, вроде как рядом постоял в лучах славы и погрелся.

Роза: Отличную книженцию сегодня просматривала про Бенкендорфа. Автор Д.Олейников. И поразилась тому, как мы в Востоке точно пристроили нашу пани Ольгу за Беню, даже не подозревая, что реальная жена АХБ была оказывается - полькой "В ней не было ничего особенного, но она была стройна и имела ловкость, всем полькам свойственную"

Gata: Роза, я уже не удивляюсь никаким совпадениям Но все равно ужасно приятно!

Алекса: Роза пишет: И поразилась тому, как мы в Востоке точно пристроили нашу пани Ольгу за Беню, даже не подозревая, что реальная жена АХБ была оказывается - полькой Какое замечательное совпадение

Роза: Алекса пишет: Какое замечательное совпадение Если бы только одно Нашла еще один интересный портрет Бени. «Самый верный и безошибочный суд публики о шефе жандармов будет в то время, когда его не станет», — писал Бенкендорф сам о себе.

Корнет: Роза пишет: портрет Бени. Забавно вы его называете Роза пишет: «Самый верный и безошибочный суд публики о шефе жандармов будет в то время, когда его не станет», — писал Бенкендорф сам о себе. Интересный был дядька. Кое-что читал о нем. Без него не обошлись важные события во время войны 1812 года. Не знал, что он себя проявил во время наводнения. Это так поразило его современников, а он ничего героического не делал, вел себя как нормальный мужик и всё.

Роза: Корнет пишет: Забавно вы его называете Сократили, чтобы долго не выговаривать

Царапка: Olya пишет: как красная тряпка на быка, ну или как Анна на Царапку!! Мяу! Самсон пишет: когда хозяин актрисы узнал об этом, та была выпорота на конюшне, чтобы не завлекала молодого барина. Бедная девушка. Всё-таки мерзость была эти крепостные театры. На экскурсии по дворянским усадьбам Ленинградской области мы проезжали через поместье Дубельта. Экскурсовод рассказывал, что именно Дубельт осуществлял фактическое руководство Третьим отделением.

Gata: Роза пишет: «Самый верный и безошибочный суд публики о шефе жандармов будет в то время, когда его не станет», — писал Бенкендорф сам о себе. Долгонько же пришлось ждать этого верного суда... Впрочем, Истории таких примеров известно предостаточно. Спасибо, что иногда она позволяет сорвать с той или иной личности покров несправедливости. Роза, спасибо за портрет! Имхо, самый удачный из виденных мною портретов АХБ, Корнет пишет: Интересный был дядька. Кое-что читал о нем. Без него не обошлись важные события во время войны 1812 года. Не знал, что он себя проявил во время наводнения. Это так поразило его современников, а он ничего героического не делал, вел себя как нормальный мужик и всё. Далеко не все мужчины ведут себя по-мужски, а уж среди царедворцев и подавно. Не удивительно, что современники АХБ поражались, а мы - уважаем Царапка пишет: На экскурсии по дворянским усадьбам Ленинградской области мы проезжали через поместье Дубельта. Экскурсовод рассказывал, что именно Дубельт осуществлял фактическое руководство Третьим отделением. Кыш отсюда всяких Дубельтов, в этой теме мы говорим только об АХБ, и здесь я буду к оффтопу беспощадна

Алекса: Роза пишет: Нашла еще один интересный портрет Бени. Какой симпатичный муШчина

Корнет: Роза пишет: Сократили, чтобы долго не выговаривать Учту Царапка пишет: На экскурсии по дворянским усадьбам Ленинградской области мы проезжали через поместье Дубельта. Экскурсовод рассказывал, что именно Дубельт осуществлял фактическое руководство Третьим отделением. Экскурсовод не уточнил(ла), когда Дубельт приступил к руководству Третьим отделением? Если это было так на самом деле, почему же об этом нигде не упоминается? Как раз о Бенкендорфе и его руководстве я читал в воспоминаниях современников.

Gata: Корнет пишет: Экскурсовод не уточнил(ла), когда Дубельт приступил к руководству Третьим отделением? Если это было так на самом деле, почему же об этом нигде не упоминается? Как раз о Бенкендорфе и его руководстве я читал в воспоминаниях современников. Корнет, спасибо за этот вопрос Управляющим III отделением сей господин был назначен в 1839 году, когда АХБ по состоянию здоровья и ряду других причин практически утратил влияние.

Алекса: Корнет пишет: Как раз о Бенкендорфе и его руководстве я читал в воспоминаниях современников. Какие все начитанные. С ума сойти Я только тут и узнала море интересной информации про Беню

Корнет: Gata пишет: Корнет, спасибо за этот вопрос Всегда, пожалуйста. Алекса пишет: Какие все начитанные. С ума сойти От вас, мадмуазель - это комплимент

Роза: Gata пишет: Управляющим III отделением сей господин был назначен в 1839 году, когда АХБ по состоянию здоровья и ряду других причин практически утратил влияние. И тут создатели БН историю подогнали под себя Алекса пишет: Я только тут и узнала море интересной информации про Беню Будем еще подбрасывать дровишки в огонь

Алекса: Роза пишет: Будем еще подбрасывать дровишки в огонь Обещанного три года ждут?

Gata: Алекса пишет: Обещанного три года ждут? Ждали хорошего повода, каковым явилась очередная годовщина Бородинской битвы Непосредственно в сражении АХБ участия не принимал, но вклад его в общую победу переоценить сложно. С первых дней наполеоновского вторжения он, в ту пору еще полковник и флигель-адъютант, находился в самых "острых" местах. Флигель-адъютанты обеспечивали ту жизненно необходимую связь, которая поддерживала координацию двух разобщенных русских армий - Барклая и Багратиона. Армии медленно отступали, Наполеон пытался вбить между ними клин. Маршрут полковника Бенкендорфа удлинялся с каждой поездкой, например, первый раз ему нужно было преодолеть 250 верст, обратный крюк - уже 350, а во вторую поездку 400 и 500 верст соответственно. Ситуация осложнилась настолько, что император не давал ему для передачи никаких бумаг, всё - только на словах: изменившаяся ситуация, планы, направления... На подъезде к Минску АХБ встретил тамошнего губернатора с чиновниками, спасавшихся бегством. Они отговаривали его ехать в город, к которому уже подошли французы, но другой дороги не было, и он успел проскочить Минск за час до вход туда передовых частей маршала Даву. В мемуарах командира французского авангарда даже сохранилось упоминание об ускользнувшем у них из-под носа "русском штабном полковнике". На пару с Бенкендорфом флигель-адъютантствовал, хоть и другими маршрутами, будущий декабрист С.Г. Волконский - кстати, они были довольно дружны, и много лет спустя, возвращаясь из ссылки, Волконский заехал навестить могилу Бенкедорфа, почтить его память. Первый этап войны закончился воссоединением двух русских армий под Смоленском, несмотря на все усилия французов этому помешать, и АХБ поступил в отряд генерала Ф.Ф. Винцингероде. "Назначение указанного отряда, - как писал сам АХБ в своих мемуарах, - было служить для связи..., охранять внутренность страны от неприятельских отрядов и фуражиров и действовать, в зависимости от обстоятельств, в тылах французской армии..." Историки позже назовут отряд Винцингероде "первым партизанским отрядом". Спрут наполеоновской армии широко раскинул щупальца, и казаки "летучего отряда" частенько их трепали, но главным занятием их было обнаружить, где кончаются партии мародеров и начинается левый фланг основных сил французов. Разведка обнаружила регулярные части противника в городке Велиж. Утром 28 июля отряд Винцингероде (в составе которого, к слову сказать, были несколько кавалерийских полков), на рассвете приготовился к атаке. Авангард под командованием АХБ сбил пикеты противника и атаковал предместье, а еще одна сотня казаков "гикнула вдоль большой улицы". Вражеская пехота встретила атакующих ружейным огнем, в темноте завязавшаяся перепалка привела к путанице: ночью, да еще в городе, стало трудно отличать чужих от своих. В один момент Бенкендорф и Волконский выскочили друг на друга с саблями наголо - благо всё кончилось дружным смехом :) С засевшей в домах пехотой легкой кавалерии не удалось справиться, и наши отступили из Велижа, однако это был один из тех боев, в которых добытая информация оказывается важнее тактического успеха. К Барклаю немедленно отправился курьер с известием о перемещениях наполеоновского фланга. Два месяца спустя, 16 сентября А.Х. Бенкендорф был произведен в генерал-майоры "за отличия и храбрость", в частности и за эту атаку на Велиж. А в жаркие дни начала августа, пока большие армии маневрировали и сражались у Смоленска, отряд Винцингероде вел свою, малую войну, играя на нервах неприятельских коммуникаций. И видно, сильно попортили эти нервы, потому что на «охоту» за ними была отряжена целая дивизия – генерала Пино, превосходившая русский отряд по численности в четыре раза, однако угнаться за подвижными сотнями казаков и калмыков они были не в состоянии, и в азарте погони отстали от основного ядра французской армии и не успели к Бородинскому сражению – так реализовывалась идея русского командования до начала генерального сражения растащить французские силы на куски. Продолжение следует :) Надеюсь, я вас не утомила батальными подробностями?

Царапка: Интересно, жду продолжения.

Алекса: И мне интересно тоже.

Роза: Gata пишет: Надеюсь, я вас не утомила батальными подробностями? Рассказами про Беню меня утомить невозможно

Gata: Вечерком подброшу еще информации, а пока вот такой замечательный портрет нашего героя - с литографии Обера, 1838 г.

Olya: Gata пишет: Надеюсь, я вас не утомила батальными подробностями? Ну ты же знаешь ответ Gata пишет: а пока вот такой замечательный портрет нашего героя - с литографии Обера, 1838 г Красавец мужчина!!

Алекса: Olya пишет: Красавец мужчина!! Чем-то похож на Беню, которого Гата накормила молодильными яблоками. Настоящий интереснее, чем в сериале.

Gata: Продолжаю :) * * * Большая армия по-прежнему отступала, и, прикрывая ее фланг, отходил отряд Винцингероде. День Бородинского сражения он провел в Поречье, усадьбе Разумовских, заслоняя противнику удобную переправу через Москву-реку верстах в тридцати к северу от поля боя. На следующий день от Кутузова поступил приказ снова отступать. 28 августа под Рузой, а 31-го у Звенигорода Бенкендорфу пришлось участвовать в боях с семикратно (!) превосходящими силами противника, которыми командовал пасынок Наполеона Евгений Богарне. В качестве командира арьергарда (трех казачьих полков) АХБ оказывался на самом острие схваток. Кутузов опасался, что Богарне, «сделав форсированный марш… и раздавив Винцингероде, …возымеет дерзкое намерение на Москву, а значит, успеет туда раньше медленно отходивших сил русской армии. Но части Винцингероде не были раздавлены. У Рузы они озадачили Богарне налетом с тыла и заставили его простоять целый день, «выясняя обстановку»; при этом Бенкендорф с двумя казачьими полками опрокинул неприятельские передовые посты. На высотах у Звенигорода Винцингероде продержался шесть часов, до наступления темноты, и выиграл еще один день для отхода основных сил. Надежды Наполеона на то, что Богарне появится у стен Москвы раньше Кутузова, не сбылись. В бою под Звенигородом Бенкендорф удерживал позицию у Саввино-Сторожевского монастыря. К вечеру, когда перевес противника стал сказываться, он оказался в опасной ситуации, был отрезан от Винцингероде и смог уйти только в темноте, остановив преследователей у узкого моста через болотистую речушку Разварню. Между тем война докатилась и до Москвы. В канун ожидаемого сражения за столицу Винцингероде лично отправился за распоряжениями в штаб Кутузова, оставив отряд на Бенкендорфа, «отличного и достойного офицера». Это было проявлением особого доверия: при наличии двух казачьих генералов именно полковник Бенкендорф получил приказ руководить отрядом. Ему вменялось в обязанность прикрывать переправу через Москву-реку у села Хорошево «до последней крайности». На рассвете 2 сентября появился корпус Богарне, АХБ приготовился вести неравный бой за переправу, но тут вернулся Винцингероде с приказом оставить Москву. На окраине города отряд задержался, чтобы прикрыть бежавших из первопрестольной жителей. Этот день стал днем наибольшего уныния и отчаяния. Однако при первом говоре о том, что Москва горит, в войска вернулась прежняя бодрость. «Огонь успокоил наши опасения, - вспоминал сам Бенкендорф. – Французская армия вступала в ад и не могла пользоваться средствами Москвы. Мысль эта утешала нас, и ночь, освещенная гибелью нашей столицы, сделалась роковой скорее для Наполеона, чем для России». Москва, как говорили тогда солдаты, стала «заграницей», но война продолжалась. В дальнейшем сравнительно небольшой «обсервационный корпус» Винцингероде стал подобием прочной и гибкой мембраны: при давлении превосходящих французских сил он мог прогнуться до Дмитрова и Клина, но никогда не терял соприкосновения с противником. Когда французы отходили – за ними следовал Винцингероде. Партии казаков и гусаров постоянно тревожили наполеоновских фуражиров, а на большой дороге захватывали курьеров и почту. Число пленных через месяц после оставления Москвы почти втрое превышало численность корпуса. Вот что сообщала о подвигах нашего героя столичная «Северная почта» в те дни: «Императорского Величества флигель-адъютант полковник Бенкендорф стоит с отрядом своим между Волоколамском и Можайском при селе Спасском. Он со своим отрядом наносил большой вред неприятелю… От французов были посланы два эскадрона для открытия его отряда. Полковник Бенкендорф послал против них соединенную партию из лейб-казачьего полка и Донских полков… числом не более ста человек. Сии два французские эскадроны совершенно были разбиты и взято в плен: 1 ротмистр и 152 рядовых с их лошадьми. Сам начальник французского отряда был убит».

Алекса: Gata пишет: «отличного и достойного офицера». Gata пишет: удерживал позицию у Саввино-Сторожевского монастыря. Вот он. Фотография удачная. Можно представить, как все происходило во время войны

Gata: Алекса, спасибо за панорамное фото! Каким всё кажется мирным и покойным, но стоит немножко включить фантазию, и услышим свист сабель и топот копыт идущей в атаку кавалерии...

Алекса: Gata пишет: но стоит немножко включить фантазию, и услышим свист сабель и топот копыт идущей в атаку кавалерии... Я примерно также себе все и представила.

Роза: В своем мешке про КМ и Мари "Возвращение" я использовала один реальный факт, связанный с графом Бенкендорфом. К сожалению, из-за нехватки времени, я не успела реализовать свою задумку, как хотела. А факт вот он. Цитирую по книге Д.Олейникова "Бенкендорф": "С Лейпцигом (речь идёт о знаменитой битве под Лейпцигом в 1813 г.) у нашего героя было связано одно курьёзное происшествие. Когда он шёл в очередную атаку, то из седельной кобуры выпал пистолет. Почти через четверть века этот кавалерийский пистолет с гравированной золотом надписью "Бенкендорф" был отобран у атамана воровской шайки в Симбирске. Тот сказал, что купил оружие на толкучке в Тамбове. Местные жандармы переслали пистолет прежнему владельцу. Оказалось, у него сохранился точно такой же, парный к возвращеному".

Царапка: Вот это попутешествовал пистолетик :)))

Gata: Ага, прямо не пистолет, а бумеранг Роза пишет: В своем мешке про КМ и Мари "Возвращение" я использовала один реальный факт, связанный с графом Бенкендорфом. К сожалению, из-за нехватки времени, я не успела реализовать свою задумку, как хотела. Роза, может, теперь допишешь, когда со временем станет посвободней? Такие подробности еще больше украсили бы твою приключенческую историю!

Роза: Gata пишет: Роза, может, теперь допишешь, когда со временем станет посвободней? Не думала об этом Посмотрим. Это опять надо возвращаться к "Возвращению" , а КМ с Маней мне столько крови выпили, что ...

Gata: Роза, так вставочка-то будет не про Маню с КМ

Роза: Gata пишет: Роза, так вставочка-то будет не про Маню с КМ Искусительница

Алекса: Как интересно про пистолет Присоединяюсь к Гате, допиши этот кусочек

Olya: А я присоединяюсь к Гате и Алексе Мы втроем, мы втроем эту арию просьбы для пани споем

Роза: Обещаю, что подумаю об этом после ролевой

Роза: Пока я там думаю Вот еще про Фалль, куда наш Беня увёз молодую жену Фалль. Замок. Гравюра. 1850-е "А.Х. Бенкендорф был близким и преданным другом Николая I, во всем разделял его симпатии и пытался подражать. И, конечно, за образец своего усадебного дома он выбрал Петергофский Коттедж. Но в отличии от последнего, дом Бенкендорфа более напоминал средневековый замок, т. к. пейзажный фон усадьбы «Фалль» составляли скалистый балтийский берег, огромные сосны, россыпи гранитных валунов. Особую прелесть представляла река Кегель, протекающая посередине парка и образующая в одном месте отвесный пятиметровый во всю ширину реки водопад. Напротив него, на холме, специально укрепленным каменными блоками, и был возведен архитектором А.И. Штакеншнейдером дом-замок. Небольшие, уютные и комфортные комнаты были отделаны дубовыми резными панелями и обставлены готической мебелью мастерской Гамбса". (Да-да, того самого, чьи стулья крушили герои Ильфа и Петрова ком-й Роза) А дальше начинается мистика Эту инфа о Фалле и Бене нашлась уже ближе к концу нашей ролевой "Царская охота". Когда уже были придумано Гатой, что Беня увлекался живописью, а я упомянула в монологе Ольги про художника Корнеева, когда пани рассматривает рисунки Бени. И вот дальше читаю я про Фалль и натыкаюсь на следующее: "Большое количество картин висело на стенах гостиной. А.Х. Бенкендорф, являясь с 1827 г. членом Общества поощрения художников, активно помогал молодым дарованиям. В 1827 г. у братьев Чернецовых были приобретены ревельские пейзажи, чуть позднее «Вид Тифлиса» и «Караван-сарай в Тифлисе». На известной выставке 1836 г. в Академии Художеств Бенкендорф купил две картины А.В. Тыранова – «Девушка с тамбурином» и «Портрет наследника Александра Николаевича в кавалергардском мундире». {5} Разнообразно был представлен в коллекции М.Н. Воробьев – «Вид Московского Кремля. 1815 г.», «Вид Петербурга от Горного корпуса», «Вид города Смирны», «Вид Иерусалима». Некоторые из этих картин Бенкендорф покупал сам, некоторые получал в подарок от императора. Так, 4 апреля 1830 г. Николай Павлович подарил графу «Вид города Бабадага», {6} а в январе 1844 г. «Линейных казаков Собственного Его Императорского Величества Конвоя» А.И. Ладюрнера. {7} Были в коллекции «картины из быта крестьян» А.Г. Венецианова и портрет дочерей Бенкендорфа работы О.А. Кипренского. Значительное событие в жизни А.Х. Бенкендорфа, да и всей России было изображено на акварели К.И. Кольмана «Восстание на Сенатской площади в Петербурге». Акварель находилась в кабинете графа. Здесь же в папках хранилась серия рисунков Е.М. Корнеева, изображающая бытовые и пейзажные зарисовки во время известного путешествия по России генерала Е.М. Спренгпортена 1802-1803 г. г. , в котором принимал участие Бенкендорф" http://www.gardenhistory.ru/page.php?pageid=250

Olya: Роза пишет: А дальше начинается мистика Ничего себе. Я потрясена, как прочитала про увлечение живописью и особенно Корнеева Не поддается никакому иному объяснению.

Gata: Olya пишет: Ничего себе. Я потрясена, как прочитала про увлечение живописью и особенно Корнеева Не поддается никакому иному объяснению. А я уже ничему не удивляюсь. Даже любопытно уже, какое еще совпадение обнаружится Роза, спасибо! Это самый интересный и полный рассказ про имение Фалль, который мне до сих встречался в сети. И набрели мы на него тоже благодаря нашей ролевой :) Хе-хе, какие там были домики для гостей на территории парка построены )))) И чугунные скамеечки, оставленные гостями на память о визитах

Царапка: Как я поняла, ничего не сохранилось :(

marusya: Спасибо за информацию, очень интересно. А какую роль он сыграл в гибели Пушкина?

Алекса: marusya пишет: А какую роль он сыграл в гибели Пушкина? Я читала не так много об этом, но из того, что читала сделала вывод, что разговоры о фатальной роли Бенкендорфа в гибели Пушкина - преувеличение. Дуэль была частным делом Пушкина и Дантеса. Бенкендорф не вмешивался. И с какой бы стати ему в это вмешиваться?

Gata: Пушкина сам государь отговаривал от дуэли, но в том взыграла горячая африканская кровь. А Бенкендорф ему что - нянька? Граф и так для Пушкина сделал очень много, помогал ему с публикацией многих произведений, развеял сомнения г-жи Гончаровой, которая боялась отдавать дочь замуж за человека, находившегося под надзором тайной полиции; хлопотал о выплате поэту жалованья и т.д. Ходили слухи, что АХБ якобы намеренно отправил жандармов не на Черную речку, где была дуэль, а в другое место - вроде бы и старался помешать, да напутал. Но слух этот исходил от секунданта Пушкина и ничем не был подтвержден. Вообще об АХБ ходила масса негативных мифов - не повезло ему не при жизни, ни в памяти потомков.

marusya: Теперь всё ясно - нашли крайнего. В таком случае, в гибели Пушкина можно обвинять всех, кто знал о дуэли.

Царапка: Портрет сестры Александра Христофоровича: Доротея фон Ливен, урождённая фон Бенкендорф, супруга посла, разведчица, светская львица.

Роза: Царапка пишет: Доротея фон Ливен, урождённая фон Бенкендорф, супруга посла, разведчица, светская львица. В Англии её называли "госпожа посол", т.к. от неё было в дипломатическом смысле больше толку, чем от мужа-посла

Gata: Брат с сестрой были друг друга достойны

Gata: Хотела приурочить очередную порцию о партизанских и полицейских делах АХБ ко дню милиции, но по разным причинам не успела. Надеюсь, вам будет интересно почитать Итак, все еще стояла тяжелая для России осень 1812 года. ...В деле захвата «трофеев» случались иногда курьезы. Как-то казаки привели к Бенкендорфу несколько странных фигур в изорванных сюртуках: пленные не говорили по-русски и держали в руках духовые инструменты. Это были прибалтийские немцы, музыканты барона Фитингофа, переселившегося из Риги в Москву незадолго до войны, а перед приходом французов бежал, забыв музыкантов, и они какое-то время пробыли оркестрантами открытого в Москве французского театр. Потом, когда стало не до музыки, их из Москвы выгнали, и они тут же были «взяты в плен». В отряде Винцигероде «музыканты Фитингофа» с усердием играли «за кушанье», составляя «столовую гармонию при биваках их превосходительств». Французам в Москве было действительно не до музыки. В поисках съестного и фуража им приходилось каждый день забираться за 10-12 миль от города, и далеко не всем удавалось вернуться. Казаки захватывали пленных даже на окраинных московских огородах, куда оголодавшие неприятельские солдаты забирались, чтобы накопать картошки. У русских благодаря помощи населению проблем с провиантом не было. Бенкендорф и Волконский с приятелями развлекались тем, что под музыку «оркестра Фитингофа» (порой даже под «Марсельезу») спаивали пленных французских офицеров вином, с присказкой «Ин вино веритас!», и выспрашивали у захмелевших «гостей» нужные сведения :))) Разумеется, это был не единственный способ добычи информации. В Москву ходили переодетые в гражданское наши офицеры, и однажды они принесли известие, что неприятель покидает город и готовится взорвать Кремль. Винцингероде с белым флагом ринулся в Москву на переговоры, надеясь спасти Кремль от разрушения, но был взят в плен (вот вам и уважение к парламентерам! - прим. Gata). Почти сразу Бенкендорф повел на столицу свою бригаду, а вперед послал трубача с письмом, сообщить французам, что за жизнь Винцингероде будут отвечать свой жизнью все французские генералы, находящиеся в русском плену. Поспешное наступление Бенкендорфа и Иловайского - двух старших по чину офицеров после Винцингероде – спасло город от многих разрушений. Казаки успели изловить врадеских подрывников и, принудив их загасить фитили в бочках с порохом, спасли соборы, монастыри, Спасскую башню, Оружейную палату, колокольню Ивана Великого и т.д. Однако французы успели «похозяйничать» в Кремле – его стены были подорваны в пяти местах, догорал Кремлевский дворец, а церкви ободраны от куполов до самого пола, так что не оставалось ни лоскута металла или ткани. Благовещенский собор был завален бумагами и бутылками, Архангельский – залит вином из разбитых бочек. В Успенском вместо огромного серебряного паникадила со свода спускались большие весы, анна Царском месте мелом был записан вес захваченных драгоценностей: 325 пудов серебра и 18 пудов золота. «Я был охвачен ужасом, - писал АХБ в своих воспоминаниях об Успенском соборе Кремля, - найдя поставленным вверх дном безбожием разнузданной солдатни этот почитаемый храм… и убедился, что состояние, в котором он находился, необходимо было скрыть от взоров народа. Мощи святых были изуродованы, их гробницы наполнены нечистотами… образа, украшавшие церковь, были перепачканы и расколоты…» (И это французы – вроде как культурная нация! – прим. Gata) Бенкендорф закрыл и опечатал храмы, чтобы народ не видел московские святыни обесчещенными. Вокруг проломов и входов в Кремль он организовал охрану из лейб-казаков, выставлены были караулы на всех заставах и к уцелевшим зданиям – и очень своевременно, т.к. на город началось нашествие подмосковного крестьянства. Московская полиция находилась в это время во Владимире, и только небольшой отряд Бенкендорфа и Иловайского был реальной силой, способной остановить новое разграбление Первопрестольной. АХБ стал первым временным комендантом Москвы и немедленно начал действовать: разделил город на части, вверив каждую штаб-офицеру, поручил дворникам выполнять обязанности стражей-будочников и принялся выпроваживать наводнивших город крестьян. «Мне пришлось выдержать несколько настоящих сражений», - писал он своему другу Воронцову. Согласно рапорту Бенкендорфа, «в течение двух дней переловлено более 200 зажигателей и грабителей, по большей части выпущенных из острога преступников, и несколько поймано в святотатстве и смертоубийстве… Жителям домов дано приказание охранять оные с тем, что ежели обитаемые ими дома загорятся или будут ограблены, то они подвергнутся наказанию, как преступники». Тех, кто приехал грабить на возах, Бенкендорф заставлял загружать мертвые тела и падаль и вывозить в предназначенные для захоронения места. «Чем избавил Москву от заразы, жителей ее от крестьянского грабежа, а крестьян от греха», - комментировал очевидец, князь Шаховский. Одновременно Бенкендорф разыскал сотни русских раненых, оставленным по домам, поместил их в странноприимный дом графа Шереметева и обеспечил продовольствием, так же как и более шестисот пациентов главного госпиталя. Все сотрудничавшие с французами москвичи были взяты под стражу, а пленные оккупанты собраны в остатках Петровского замка, откуда началась их отправка в Тверь. Напряженная деятельность Бенкендорфа в качестве временного коменданта привела к тому, что в Москве в течение трех дней был наведен относительный порядок. В город возвращалась мирная жизнь, но боевому генералу хотелось обратно на войну. 16 октября он передал все полицейские дела прибывшему обер-полицместеру, а 23 октября вернулся в действующую армию. Французы отступали, но с изгнанием их из России война, как известно, не закончилась. О кампании 1813 года - продолжение следует.

Алекса: Gata пишет: Напряженная деятельность Бенкендорфа в качестве временного коменданта привела к тому, что в Москве в течение трех дней был наведен относительный порядок. Какой он всё-таки умница был. Не все люди обладают такими организаторскими способностями. Французы, я читала, грабили в Москву. У Толстого это тоже упоминается, только не ожидала, что они дошли до такой мерзости. "Цивилизованные" дикари, вот они кто

Gata: Вот, на картине В.В.Верещагина как раз запечатлено, как французы "хозяйничали" в Успенском соборе. http://radosvet.net/file/images/4507-vasilij-vasilevich-vereshhagin.html

Роза: На меня тоже произвела неизгладимое впечатление картина, описанная Бенкендорфом, после освобождения Москвы. Потом этих французиков очень правильно использовали, по назначению - языку учили наших дворянских деток.

Царапка: В ЖЖ выложен рассказ про Бенкендорфа и шампанское.

Роза: Царапка пишет: В ЖЖ выложен рассказ про Бенкендорфа и шампанское. Беня везде отличился

Gata: Царапка пишет: В ЖЖ выложен рассказ про Бенкендорфа и шампанское. Ответь им цитатой из того же Олейникова, как АХБ с Волконским в двенадцатом году пленных французов спаивали, чтобы выведать военную тайну. И еще ходили потом слухи, что в кабинете Бенкендорфа есть кресло пыточное, которое под пол проваливается, где допрашиваемого подвергают изощренной экзекуции. Зачем пытать, когда можно шампанским накачать )))))))))))) Роза пишет: Беня везде отличился Ага, он еще и в Париже по молодости хорошо погулял - долги оплачивала императрица Мария Федоровна. Я этот фактик ввернула в "Охоте" :)

Царапка: Про кресло вроде легенда времён Екатерины II и её Шешковского.

Бреточка: Gata пишет: он еще и в Париже по молодости хорошо погулял - долги оплачивала императрица Мария Федоровна. вот это я понимю настоящая молодость

Gata: Царапка пишет: Про кресло вроде легенда времён Екатерины II и её Шешковского. Это живучая легенда, она пережила и Шешковского, и нашего героя. Вот рассказ некоего цензора Крылова, приглашенного к шефу жандармов (уже не к АХБ, а к его преемнику Орлову). Цензор получил вежливое приглашение присесть в кресло напротив Орлова: "- Садитесь, сделайте одолжение, поговорим. - А я, - вспоминает Крылов, - стою ни жив, ни мертв, и думаю себе, что тут делать: не сесть - нельзя, коли приглашает; а сядь у шефа жандармов, так, пожалуй, еще и высечен будешь. Наконец, делать нечего, Орлов снова приглашает и указывает на стоящее возле него кресло. Вот я потихоньку и осторожно сажусь себе на самый краешек кресла. Вся душа ушла в пятки. Вот-вот, так и жду, что у меня под сиденьем подушка опустится и - известно что... Что уж мне там говорил, я от страха и трепета забыл. Слава Богу, однако же дело тем и кончилось. Черт с ним, с цензорством! - это не жизнь, а ад" )))))))

Роза: Какая прелесть, не находите? Банкет в банкетном зале "Бенкендорф" Банкетный зал "Бенкендорф" приглашает провести праздник - свадьбу, выпускной, день рождения, корпоративный праздник. Великолепное сочетание русской и европейской кухни, уютный интерьер и радушный персонал - превратят ваш банкет в незабываемое торжество. К вашим услугам 2 зала на 50 и 10 посадочных мест, а также вы можете занять оба зала без арендной платы. Банкетное меню от 1300 р. на одну персону. Алкоголь и другие напитки возможно принести с собой. http://www.restoclub.ru/site/all/main/25874/banket/ В интерьере голубые тона присутствуют Если пойти по ссылке, можно прочитать отзывы тех, кто там банкетировал. Народу понравилось! Питерцы, я вам уже завидую.

Светлячок: Роза пишет: Банкетный зал "Бенкендорф" приглашает провести праздник Круто В меню не хватает "барашка под стременами", "волованов, украшенных эполетами" и "свежей осетрины под строгой цензурой".

Gata: Не добралось еще Третье отделения до этой ресторации, чтобы наложить штраф за использование имени шефа и профессиональных цветов ))))))))) Светлячок пишет: В меню не хватает "барашка под стременами", "волованов, украшенных эполетами" Эполетами барона Корфа и князя Репнина Нарыла прелюбопытный документик - приказ АХБ в бытность его командующим ограниченным российским контингентом в Нидерландах. С разбором немецкой готики я сломалась на второй строчке, поэтому попыталась перевести с голландского, напечатанного более внятным шрифтом. Генерал Бенкендорф доводит до сведения жителей города Роттердама через их мэра, что расквартированных русских солдат следует обеспечить мясом, хлебом и бренди в указанных размерах. За точность перевода не ручаюсь, поскольку до сегодняшнего дня голландским не занималась ))))) Может, у нас есть знатоки немецкого, способные продраться сквозь готику?

Роза: Я вообще не могу букв разобрать, слишком мелко для моих глаз.

vi0la: "Толстый" Бенкендорф и "тонкий" Дельвиг Саму историю русской литературы можно представить как литературное произведение, созданное гигантским коллективом соавторов. И какой бы противоречивой ни получалась подобная эпопея ,граф Александр Христофорович Бенкендорф неизменно занимает в ней место выразительного антигероя, на фоне которого положительные персонажи выглядят и чище и ярче. Статья из журнала РОДИНА № 6-2009

Gata: vi0la, спасибо за эту статью! А Дмитрию Олейникову - за развенчание многих негативных мифов об АХБ. Конечно, граф не был идеальным героем, но на это автор статьи и книги и не претендует, но лишнюю черноту отмыл

Алекса: Gata пишет: автор статьи и книги и не претендует, но лишнюю черноту отмыл Гата, как это сделала ты, никакому Олейникову не снилось

Gata: Алекса пишет: Гата, как это сделала ты, никакому Олейникову не снилось Так ведь для милой пани, а не для истории Наткнулась в сети на интересный материал о достойной сестрице нашего героя, но, к сожалению, там был только кусочек статьи. Не поленилась сходить в нашу библиотеку (в другой корпус универа!) за журнальчиком, сканировала и предлагаю вашему вниманию полностью

vi0la: Gata Не поленилась сходить в нашу библиотеку ГАТА! МОЛОДЕЦ!))

Роза: Гатуся, сенкс за статью! Я кое-что читала о сестре Бени, а тут еще материалец. Неординарная была женщина

Светлячок: Беня с сестренкой внешне очень похожи

Роза: Обнаружилась еще одна недвижимость графа А.Х.Бенкендорфа. У них с пани Ольгой был не только замок Фалль под Ревелем, но и дом в самом Ревеле (Таллин) Сейчас в этом доме находится посольство Португалии в Эстонии.

Olya: Gata , какая статья! Попозже прочитаю Роза пишет: Обнаружилась еще одна недвижимость графа А.Х.Бенкендорфа. У них с пани Ольгой был не только замок Фалль под Ревелем, но и дом в самом Ревеле (Таллин) Ага! Теперь Натали с Сержем можно не волноваться за будущее - на случай крайности вытеснят дядюшку с тетушкой из этого милого домика

Роза: Olya пишет: Теперь Натали с Сержем можно не волноваться за будущее - на случай крайности вытеснят дядюшку с тетушкой из этого милого домика Это слишком близко к замку Фалль, который - заповедная зона от родственников и знакомых. Придется что-то срочно предпринимать Рука АХБ. Писал он по-французски. Как утверждают историки, с орфографическими и стилистическими ошибками всю жизнь

Gata: С такими дядюшкой и тетушкой Серж с Натали могут быть совершенно спокойны за крышу над головой Роза пишет: Рука АХБ. Писал он по-французски. Как утверждают историки, с орфографическими и стилистическими ошибками всю жизнь Пытаюсь рассмотреть, похож ли мой почерк на почерк АХБ :) Что-то общее вроде есть Роза, спасибо за домик и за автограф АХБ!

Olya: Gata пишет: С такими дядюшкой и тетушкой Серж с Натали могут быть совершенно спокойны за крышу над головой Хм... ну вообще-то жена должна быть спокойна за мужем, это так к сведению... но не важно, милый, я тебя все равно люблю Роза пишет: Рука АХБ. Писал он по-французски. Как утверждают историки, с орфографическими и стилистическими ошибками всю жизнь Роза, спасибо!! Сохранила к себе

Царапка: Родословная Бенкендорфов

Olya: Gata , про Дарью Ливен так интересно Особенно меня повеселила фраза: "Всегда Восток - всегда неопределенность"

Роза: Царапка , спасибо за ссылку Еще интересный факт, связанный с графом и восстанием на Сенатской площади в 1825 году. "Еще с одним образом А.Х.Бенкендорфа встречаются историки декабризма, они вынуждены констатировать порядочность и даже "добросердечие" Бенкендорфа на следствии по делу о "злоумышленниках 14 декабря". Его вопросы к подследственным были всегда кратки и по существу, а спокойный и благожелательный тон располагал к беседе. Возглавивший III Отделение, учреждение, которое ведало судьбами осужденных декабристов, Бенкендорф неоднократно обращался к императору с просьбой о смягчении их участи, обращал внимание на их тяжелое положение, их здоровье, их нужды. В его канцелярии сохранилось огромное количество просьб родственников декабристов, которые в большинстве своем имели положительное решение. Практически все декабристы в своих воспоминаниях отмечали доброту и сердоболие шефа жандармов." Под катом ссылка, где много интересного о реальном Бенкендорфе. http://www.nasledie-rus.ru/podshivka/7105.php

Алекса: Роза пишет: Бенкендорф неоднократно обращался к императору с просьбой о смягчении их участи, обращал внимание на их тяжелое положение, их здоровье, их нужды. В его канцелярии сохранилось огромное количество просьб родственников декабристов, которые в большинстве своем имели положительное решение. Я в Бене не сомневалась

Gata: Роза пишет: "Еще с одним образом А.Х.Бенкендорфа встречаются историки декабризма, они вынуждены констатировать порядочность и даже "добросердечие" Бенкендорфа на следствии по делу о "злоумышленниках 14 декабря". Именно что АХБ в деле декабристов проявил себя как человек добрый и порядочный, в отличие от его коллеги графа Чернышова, который намеренно упек в Сибирь кузена в расчете прибрать к рукам его именья - по праву майората. Но что-то там не сладилось, т.к. кузен-то был жив, и именье осталось его сестре. Когда другая сестра вышла замуж за генерала Муравьева, родственника декабриста, и получила в приданое часть богатейшего майората, говорят, будто АХБ съехидничал, что теперь военному министру Чернышову остается объявить себя «кузеном» Муравьева :) Не знаю про эту шпильку АХБ - правда, или исторический анекдот, но про чернышовский майорат - реально.

Светлячок: Gata пишет: министру Чернышову остается объявить себя «кузеном» Муравьева 5 баллов

Gata: Мы уже вспоминали в этой теме об экспедиции генерала Спренгпортена в 1802-1803 гг. и об участии в ней АХБ и художника Е.М.Корнеева (о котором стоило пани Ольге упомянуть в "Царской охоте", как вскоре обнаружилась и реальная связь этого художника с будущим шефом жандармов - мы уже перестали удивляться такого рода совпадениям). Хочу с вами поделиться еще одним любопытным материалом. Восполняя по памяти события своей юности, Бенкендорф оказал потомкам величайшую услугу, так как поведал на страницах своих мемуаров о раннем периоде жизни будущего прославленного курорта Кавказские Минеральные Воды. Бенкендорф рассказал, а художник Е. М. Корнеев тщательно зарисовал первозданную красоту Пятигорья и Кислых вод. Сейчас рисунки этого художника, иногда без указания даты и с неправильными названиями, неверной привязкой к топографии охотно публикуют историки, не задумываясь, что за рисунками стоит не менее интересное повествование будущего всесильного шефа жандармов. А. Х. Бенкендорф Мое путешествие в земли полуденной волшебные края Мы направились вдоль пограничной Кавказской линии и остановились в Георгиевске, главном городе Кавказской губернии. Вся эта пограничная линия защищает наши южные губернии от неспокойных и разбойных жителей Кавказских гор. Впечатляет вид этой знаменитой горной цепи, предела побед Александра Македонского и границы рабства, которое Рим навязал народам; сколько армий нашли на Кавказе свою погибель, сколько народов вышло оттуда для того, чтобы опустошать земли, внушать уважение и вызывать удивление! Посреди этой, покрытой вечными снегами, громадной горной цепи возвышается отовсюду видимый еще более величественный Эльбрус, который жители именуют Кот-гора. Вид горячего источника в четырех верстах от крепости Константиногорская. 1804. Акварель Проехали в Константиногорск, маленькую крепость у подножия пяти гор, именуемых Бештау, примерно в 20 верстах от Георгиевска. Здесь находятся сернистые горячие воды, которые привлекают сюда великое множество самых разных больных. Мы оставили генерала и его супругу согревать их любовь в сере, а сами отправились еще на добрых 30 верст дальше, к минеральным водам, именуемым кислыми водами, которые имеют много сходного с водами Зельцера. Там мы обнаружили общество на водах, радушно предложившее нам разделить с ними их развлечения. Один полк стрелков и два казачьих полка охраняли здесь источники и больных и защищали их от посягательства черкесов, которые с крайним неудовольствием смотрят на это чужеземное заведение, расположенное в их горах. Здесь я познакомился с одним черкесским князем, именуемым Рослам-бек, братом Исмаил-бека (прототип героя поэмы М. Ю. Лермонтова «Измаил-Бей» — А. К.), который служил в наших войсках и был в тот момент в Петербурге. Сам Рослам-бек имел чин полковника и получал довольно значительную пенсию, но поскольку он уже несколько раз воевал против нас, то большого доверия к его лояльности не было. Тем не менее я с удовольствием принял его княжеское предложение поехать с ним на добрые 30 верст в горы, увидеть его жилище, его воинов и его сестру, которая слыла красавицей. Надо сказать, здесь почти невозможно увидеть ни одну черкешенку, а их красота столь славится, что я пренебрег предостережениями, которые мне делали, об опасности, подстерегающей русских в горах, к тому же еще несколько молодых людей присоединились к нам. Мы ехали несколько часов по горам мимо живописных селений и наконец прибыли в селение нашего князя. Он дал в нашу честь очень хороший обед на манер своей страны, показал нам своих лошадей, свое оружие и только мельком — свою сестру, у которой мы, правда, смогли рассмотреть фигуру, которая была великолепна, как у всех черкешенок, — их элегантное одеяние дает возможность показать ее. Потом мы вновь оседлали коней, и по сигналу стрелы, которую Рослам-бек самолично пустил из своего лука на невероятную высоту, более 400 черкесов в кольчугах и шлемах, вооруженных различным оружием, прискакали к нам во весь опор. Это была кавалерия наивысшего уровня, самая искусная и наилучшим образом вооруженная из всех, какие только могут быть. Наблюдая с самодовольным видом, как мы любовались его войском, князь заметил нам как бы между прочим, что у нас всего один конвой казаков. После того, как нам показали их манеру ведения боя и как точно они стреляют по цели во время скачки во весь опор из ружья, из пистолета и из лука, он так же церемониально проводил нас в наш лагерь, где все уже отчаялись вновь увидеть нас живыми и дружно укоряли нас за такое легкомыслие. Между прочим, этот самый Рослам-бек два года спустя разбил две роты наших стрелков, лишил двух пушек и объявил себя самым непримиримым врагом России. Эта репродукция с гравюры по рисунку Е. М. Корнеева «Черкесская пляска» — одно из самых ранних изображений Кисловодска, зеленых холмов, ограждающих его от непогоды. Внизу, вероятно, колодец нарзана и примитивная хижина при нем. А на переднем плане — генерал Спренгпортен с супругой, князь Рослам-бек, живописная группа горцев, художник Корнеев играет на музыкальном инструменте, а рядом — наш герой, Александр Христофорович Бенкендорф внимательно наблюдает за происходящим. http://www.blago-mh.ru/issues/09/14_benkendorf.php

Алекса: Гаточка, спасибо! Как интересно. Я очень люблю Кисловодск. Была с родителями два раза и хочу еще Я не знала, что наш Беня и так отметился. Какой он неугомонный Gata пишет: Мы оставили генерала и его супругу согревать их любовь в сере Настоящий АХБ был такой же ироничный, как и у Гаты Gata пишет: стоило пани Ольге упомянуть в "Царской охоте", как вскоре обнаружилась и реальная связь этого художника с будущим шефом жандармов Поразительное попадание и совпадение Gata пишет: художник Корнеев играет на музыкальном инструменте, а рядом — наш герой, Александр Христофорович Бенкендорф внимательно наблюдает за происходящим. Какая у Бени поза

Gata: Меня только одно смутило - что в рассказе АХБ Спренгпортена с молодой женой оставили где-то на серных источниках, а на рисунке Корнеева они присутствуют рядом с Рослам-беком.

Царапка: Роза пишет: огромное количество просьб родственников декабристов, которые в большинстве своем имели положительное решение. Gata пишет: Именно что АХБ в деле декабристов проявил себя как человек добрый и порядочный, в отличие от его коллеги графа Чернышова, который намеренно упек в Сибирь кузена в расчете прибрать к рукам его именья - по праву майората. Караул, похоже, был с правосудием.

Роза: Царапка пишет: Караул, похоже, был с правосудием. Караул сейчас. Gata пишет: Меня только одно смутило - что в рассказе АХБ Спренгпортена с молодой женой оставили где-то на серных источниках, а на рисунке Корнеева они присутствуют рядом с Рослам-беком. Художник собрал всю компашку воедино на картине, чтобы никому не было обидно - на Кавказ же вместе приехали. А уж кто куда рассредоточился на местности, это уже детали Спасибо за картину с АХБ. Я такой не видела.

Царапка: Роза пишет: Караул сейчас. одно другому не противоречит.

Роза: Царапка пишет: одно другому не противоречит. Для меня - это две большие разницы.

Gata: Читаю сейчас роман Мережковского "14 декабря" и похихикиваю, какую автор дал нашему герою аттестацию: "...Бедный остзейский дворянин, будущий великий сыщик, шеф жандармов, начальник III Отделения, генерал-адъютант Александр Христофорович Бенкендорф имел наружность приятную, даже благородную, только лицо слегка помятое, - видно было, человек пожил; улыбка неподвижно-любезная, взор обманчиво-добрый, как у людей равнодушно-уклончивых. Не глуп, не зол, но рассеян и легок на все. "Скользите, смертные, - не напирайте. Glissez, mortels, n'appuyez pas", - говаривал". А еще повеселил анекдотец, которым АХБ потчевал Никса: "Когда пьяная сволочь сия кричала на площади: "Ура, конституция!" - кто-то спросил их: "Да знаете ли вы, дурачье, что такое конституция?" - "Ну, как же не знать, говорят: муж - Константин, а жена - Конституция".

Царапка: Анекдотец-то грустный. Декабристы солдат обманули, а те были уверены, что законного царя защищают.

Роза: Gata пишет: "...Бедный остзейский дворянин Мережковский "Бедную Настю" не видел Писал бы тогда: "Бедная Настя... имела наружность приятную, даже благородную, только лицо слегка помятое, - видно было, человек пожил; улыбка неподвижно-любезная, взор обманчиво-добрый, как у людей равнодушно-уклончивых..."

Olya: Gata пишет: Читаю сейчас роман Мережковского Это не тот случайно, которому принадлежат строки: "...о, страшный ангел одиночества, Последний друг. Полны могильной безмятежностью Твои шаги. Кого люблю с бессмертной нежностью, И те - враги..." ?

Gata: Olya пишет: Это не тот случайно, которому принадлежат строки: "...о, страшный ангел одиночества, Последний друг. Тот самый, угу. Роза пишет: Мережковский "Бедную Настю" не видел Писал бы тогда: "Бедная Настя... имела наружность приятную, даже благородную, только лицо слегка помятое, - видно было, человек пожил; улыбка неподвижно-любезная, взор обманчиво-добрый, как у людей равнодушно-уклончивых..." Это было зашифрованное послание потомкам )))))

Светлячок: Роза пишет: "Бедная Настя... имела наружность приятную, даже благородную, только лицо слегка помятое, - видно было, человек пожил; улыбка неподвижно-любезная, взор обманчиво-добрый, как у людей равнодушно-уклончивых..."

Роза: "Голубые мундиры" Его Величества: "работа их была тайной, и тайна была их девизом" Слова "жандармерия" и "жандарм" в России впервые употребляются в 1772 году. Тогда в составе гатчинских войск цесаревича Павла Петровича была учреждена конница, называвшаяся "жандармским" полком (иногда — кирасирским полком). Когда цесаревич стал императором Павлом I, то эта конница вошла в состав лейб-гвардии конного полка. После этого про слово "жандарм" в России не вспоминали аж до 1815 года, когда 27 августа Борисоглебский драгунский полк был переименован в жандармский с указанием нести военно-полицейские обязанности. Бывших драгун распределили по другим полкам армии для наблюдения за порядком. В этом же году 27 декабря был сформирован Гвардейский жандармский полуэскадрон, который 6 января 1816 года стал частью лейб-гвардии. 1 февраля 1817 года были учреждены конные "жандармы внутренней стражи" в Петербурге и Москве, а также в портовых городах — Одессе, Таганроге и Феодосии. 3 июля 1826 года Николай I учредил под начальством графа Александра Бенкендорфа III отделение собственной Его Величества канцелярии, что значительно повышало статус создаваемого ведомства. В ведение III отделения входили все распоряжения и извещения полиции; сведения о числе существующих в государстве разных сект и расколов; известия об обнаруженных фальшивых ассигнациях, монетах, штемпелях и прочем; подробные сведения обо всех людях, состоящих под надзором полиции; высылка и размещение людей, "подозрительных и вредных"; заведование наблюдательной и хозяйственной жизнью всех мест заключения, в коих находятся государственные преступники; все постановления и распоряжения об иностранцах, в пределы государства прибывших и из оного выезжающих; статистические сведения, относящиеся к полиции. В первом положении рекомендовалось при создании особого ведомства поставить во главу угла два важных момента, не соблюдавшихся в прежних тайных службах: во-первых, установить систему строгой централизации и, во-вторых, создать такую ее организацию, которая внушала бы не только страх, но и уважение. Незримой эмблемой нового ведомства стал "белый платок для утирания слез". Намечались и методы деятельности этого учреждения: введение осведомительной агентуры в различные слои населения и вскрытие корреспонденции на почте, то есть перлюстрация писем как система, которая, по словам Бенкендорфа, "составляет одно из средств тайной полиции и при этом самое лучшее, так как оно действует постоянно и обнимает все пункты империи". Он рекомендовал создать перлюстрационные кабинеты в Петербурге, Москве, Киеве, Вильно, Риге, Харькове, Казани и Тобольске, то есть в наиболее крупных и оживленных торгово-промышленных и административных центрах. Какая же среда могла дать соответствующий контингент для выполнения столь трудной и ответственной задачи? Только русская армия. Она и выделила весь состав вновь образованной жандармерии. Предлагалась и система поощрения офицеров и секретных агентов. По мнению Бенкендорфа, "чины, кресты, благодарности служат для офицеров лучшим поощрением, нежели денежные награждения", но для тайных агентов они "не имеют такого значения, и они нередко служат шпионами за и против правительства". Понимая, что предлагаемая им система сыска не может быть популярной, Бенкендорф отмечал: "Полиция эта должна употребить все возможные старания, чтобы приобрести нравственную силу, которая, во всяком случае, служит лучшей гарантией успеха". Первое и важнейшее впечатление, произведенное ею, считал он, будет зависеть от выбора министра и от организации самого министерства. К этому начальнику, продолжал он, стекались бы сведения от всех жандармских офицеров, рассеянных во всех городах России и во всех частях войск. "Это дало бы возможность заместить на эти места людей честных и способных, которые брезгуют ролью таких шпионов, но, нося мундир, как чиновники правительства считают долгом ревностно исполнять эту обязанность". И далее по ссылке продолжение статьи И.Родина http://telegrafua.com/308/history/5653/ Вот это мне особенно понравилось: "Исполнительной и вооруженной силой III отделения, необходимой для проведения его мероприятий при арестах, несении обязанностей "наблюдательной полиции", явился корпус жандармов. Он был создан Николаем I указом от 28 апреля 1827 года. Его командир обладал правами командующего армией." Беня-то армией командовал

Gata: Роза пишет: Беня-то армией командовал У него и была в подчинении целая армия, а арена военных действий - вся империя. И не только российская, если вспомнить, что АХБ занимался даже европейской прессой Роза, спасибо за новый материал в нашу копилочку! Много любопытного, в том числе и подробностей о жандармском корпусе во второй половине XIX века.

Светлячок: Розик, пасиб. Я прям зачиталась "Со временем Отдельный корпус жандармов стал привилегированным костяком системы политического сыска России. Форма жандармов имела красивый голубой цвет. Прием в корпус осуществлялся с особой тщательностью: лица офицерского и унтер-офицерского состава подбирались на службу исходя из определенных жестких критериев, которые исключали компрометирующие факты. Уже в самом начале XX века жандармский корпус первым в России начал изучать восточные единоборства. А именно — джиу-джитсу. Этой борьбе уже в 1902—1903 годах новобранцев обучали на специальных курсах." Вот это да!

Gata: Такого портрета АХБ в нашей коллекции еще не было К прошедшему дню рождения нашего героя - 23 июня (4 июля по новому стилю).

Алекса: Мне кажется или на этом портрете АХБ похож на нашего Беню из БН?

Роза: Gata пишет: Такого портрета АХБ в нашей коллекции еще не было У меня точно не было. Спасибо, Gata . До чего он хорош на портрете Алекса пишет: Мне кажется или на этом портрете АХБ похож на нашего Беню из БН? Как посмотреть

Olya: Роза пишет: До чего он хорош на портрете Наш лучше

Gata: Olya пишет: Наш лучше Само собой, но можно и совместить :)

Светлячок: КрасавЕц Olya пишет: Наш лучше Естесно

Gata: Сегодня мне вдруг вспомнилось, что я слышала эстонское название Фалля - Кейла-Йоа - раньше, а именно - в приключенческой книжке "Вариант Омега", по которой был снят одноименный фильм. Правда, там это название звучало - Кейла-Юа: "Школа расположена в мызе Кейла-Юа на берегу моря, в двухэтажном каменном доме". Школа подразумевается фашистская, разведывательная. Совпадение? Паразиты, запачкали наш Фалль

Корнет: Gata пишет: Школа подразумевается фашистская, разведывательная. Совпадение? В советское время к личности Бенкендорфа относились, мягко говоря, не хорошо. Не удивительно, что использовали его недвижимость с отрицательным знаком.

Роза: Подумалось, что в этой теме эта информация будет уместна, т.к. речь идёт о НРАВСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ III отделения Его Императорского Величества канцелярии за 1839 год. 1) В средине России 12 губерний подверглись в минувшем году необыкновенному бедствию: пожарам и волнению народному. 2) Везде говорили об евреях, прибавляя, что сначала они будут жечь по всей России дома и хлеб на корне, а потом морить людей ядом. 3) Говорили, что Его Высочество Наследник женится на дочери турецкого султана, и на радостях сожгут три губернии. 4) Наконец, обнаружилось, что поджигали слепые нищие как в Пензенской и Саратовской губерниях, так и в войске Донском по наговору двух старообрядцев, озлобленных за уничтожение их монастыря... 5)В исходе сентября начали подбрасывать в г.Екатеринбурге записки, заключавшие угрозы сжечь город и убить генералов... Из книги: Россия под надзором. М., 2006.

Светлячок: Роза пишет: Говорили, что Его Высочество Наследник женится на дочери турецкого султана, и на радостях сожгут три губернии. Падсталом Вот Александр Николаевич икал в то время Роза пишет: В исходе сентября начали подбрасывать в г.Екатеринбурге записки, заключавшие угрозы сжечь город и убить генералов... У нас в городе могут и не такое

Корнет: Светлячок пишет: У нас в городе могут и не такое О том, что и как у нас могу весь мир узнал в июле 1918 года. Роза , спасибо. Книга обещает быть интересной. Надо в сети поискать.

Gata: Больше всего мне нравится формулировка "нравственно-политический" Что бы ни говорили, а Третье отделение императорской канцелярии было учреждение весьма полезное. Говоря современным языком, занималось мониторингом социальных настроений :) Среди многого прочего, конечно. Прочитала недавно книгу Г. Бибикова "А.Х. Бенкендорф и политика Николая I". Там очень подробно рассмотрена вся канцелярская машина III отделения и Корпуса жандармов. Представляю, сколько они изводили бумаги ))) Но со слухами и народными волнениями справиться было все же легче, чем с чиновничьим мздоимством Корнет пишет: О том, что и как у нас могу весь мир узнал в июле 1918 года. Увы

Gata: Сделала маленькую подборочку киновоплощений АХБ :) Я, конечно, пристрастна, но имхо - наш самый приличный "Разбудите Мухина", 1967. В роли АХБ - Николай Рыбников "Лермонтов", 1986. Улдис Лиелдидж "Пушкин. Последняя дуэль", 2006. Владимир Богданов "Смерть Вазир-Мухтара", 2010. В роли АХБ (слева) - Андрей Астраханцев К/журнал "Фитиль" (год выпуска не нашла). Иван Пилипенко

Роза: Gata пишет: Я, конечно, пристрастна, но имхо - наш самый приличный Вы не пристрастны, мой граф. Вы совершенно правы

Olya: Gata пишет: Я, конечно, пристрастна, но имхо - наш самый приличный Я чуть подкорректирую Самый лучший и самый любимый

Светлячок: Olya пишет: Самый лучший и самый любимый Беспорно Беня из БН выглядит выигрышнее вот этих персон. А после ретуши и облагораживания Гатой не знаю, кто может дотянуться до него.

Четвёртая Харита: Gata пишет: , конечно, пристрастна, но имхо - наш самый приличный Мы тут все пристрастны, но ИМХИО у нашего самое умное и мужественное лицо . Вот.

Gata: Мы с графом очень рады Спасибо, что не оставили меня одну с моим пристрастныи мнением :)

Корнет: Улдис Лиелдидж не выглядит дурашливо, но надо смотреть фильм. Я не видел.

Gata: Корнет пишет: Улдис Лиелдидж не выглядит дурашливо, но надо смотреть фильм. Я не видел Фильм-то вроде серьезный, но Никс с АХБ - карикатурные. Полюбуйтесь :)

Mona: Gata пишет: Фильм-то вроде серьезный, но Никс с АХБ - карикатурные. Полюбуйтесь Что есть, то есть Бенкендорф в "Бедной Насте" выглядит тоже не совсем в каноническим, но гораздо презентабельные остальных.

Gata: Mona пишет: Бенкендорф в "Бедной Насте" выглядит тоже не совсем в каноническим, но гораздо презентабельные остальных Наших единомышленников прибывает Автограф АХБ на французском в нашей коллекции уже имеется (спасибо Розе ), а мне по случаю удалось раздобыть русский А это итоги трудов следственной комиссии по делу декабристов

Алекса: Я разобрала слова про тайное общество. Мого-много завитушек в подписи. Красиво. Почему мы не пишем перьевыми ручками? Не электронные сообщения и смс, а милые записочки, которые ждёшь некоторое время нетерпением.

Gata: Алекса пишет: Почему мы не пишем перьевыми ручками? Шариковыми-то уже перестали :) А ведь в строчках, написанных рукой, столько живого тепла! Обленили нас компы и мобилы... Еще немного Фалля: старый и в наше время

Роза: Gata пишет: а мне по случаю удалось раздобыть русский Гата, Gata пишет: Еще немного Фалля: Раньше это было великолепное зрелище. У графа был вкус. Сейчас ужасно грустно выглядит это запустение. Эстония так увлечена интеграцией в ЕС, что забила на исторические памятники.

Корнет: Алекса пишет: Я разобрала слова про тайное общество Подержать бы это дело в руках. Тогда можно разобрать не только про тайное общество. Предполагаю, интереснейший документ.

Gata: Корнет пишет: Предполагаю, интереснейший документ Еще бы! Тоже очень бы хотелось хоть одним глазком в него заглянуть. Это скрины из передачи "Час истины", посвященной АХБ. Ничего нового я из этой передачи не почерпнула - участники (среди них - Олейников, автор одной из книг о шефе жандармов) смаковали хорошо известные нам факты, но кадры с автографом порадовали :)

Gata: Выполняя данное Розе и Каролле обещание рассказать некоторые бюрократические подробности о становлении жандармского ведомства в России, достала освежить в памяти монографию Г. Бибикова (любопытно – не потомок ли первого мужа графини Елизаветы Андреевны?) «А.Х.Бенкендорф и политика императора Николая I». Но, с вашего позволения, сначала чуток отмотаю назад, в царствование Александра I. Об этих деталях у нас, вроде, раньше не упоминалось, или упоминалось вскользь. Надеюсь, вам будет интересно. В начале 1815 года генерал-майор Бенкендорф был назначен командиром бригады первой уланской дивизии, дислоцированной в Витебске. Назначением этим он был не доволен, да и великий князь Константин Павлович, генерал-инспектор всей кавалерии, дал ему почувствовать свое нерасположение (у старших братьев Романовых, похоже, АХБ пользовался одинаковой «любовью»). «Я будто отрезан от всего мира, - писал он М.Воронцову, - то, что представлялось мне достойным занятием, кажется теперь позорным бездействием. Я сожалею уже о чине полковника: тогда я был повсюду». Тем не менее, постепенно втягиваясь в новую для себя провинциальную армейскую жизнь, Бенкендорф начал более ревностно относиться к подготовке бригады, и значительно в этом преуспел. Через год, в апреле 1816 он получил под начало Вторую драгунскую дивизию, дислоцированную сначала в районе уездного городка Гадяч Полтавской губернии, а затем в Павловске Воронежской губернии. Там АХБ занялся штудированием книг по военному искусству, написал несколько статей об отряде Винценгероде и нидерландском походе, которые были опубликованы в «Военном журнале», но основную часть времени посвящал подготовке дивизии, которая ему досталась от его предшественника генерала-лейтенанта барона К.Ф.Корфа (еще один ) в весьма плачевном состоянии. АХБ считал, что роль кавалерии в боевых действиях со временем будет только расти, современную же подготовку кавалеристов нещадно критиковал: «Говорят всюду о верховой езде, а никто не может и на лошадь влезть; говорят всюду об экономии, но все сбережения идут в карманы полковников; а чтобы лошади имели упитанный вид, об этом почти не заботятся». Так что ему было, где приложить свои усилия. Во время учений он не позволял офицерам наказывать солдат палками, что для тогдашней России было фактом беспрецедентным. Не гнушался лично обучать рядовых драгун навыкам кавалериста, заботился об их быте и здоровье (в его дивизии смертность солдат была ниже, чем в других), даже привлек некоего выпускника Московского университета для обучения рекрутов грамоте. Старания АХБ не остались не замеченными: в мае 1818 смотр его дивизии провел император, и остался очень доволен: «Никогда не думал, что кавалерия может быть столь хороша». Кроме военных учений, Бенкендорфу пришлось заниматься еще и гражданскими расследованиями – например, борьбой с воронежскими взяточниками, на которых поступали массовые жалобы. По итогам инспекции АХБ губернатора пнули с должности, а 60 чиновников отдали под суд. И генерал их еще и жалел: «Мое последнее поручение закончилось несчастьем для губернатора и чиновников. Хотя они и виновны, я огорчен тем, что стал инструментом их бед…» Непростым в моральном отношении для него стало и дело воронежского помещика, обвиняемого в жестоком обращении с крепостными. Помещик оказался родным дядей Воронцова, близкого друга АХБ. Но, раз факты были доказаны, действовать иначе генерал не мог, а Воронцов, к его чести, не стал отмазывать родственника, и высоко оценил честность друга. Одним словом, за те несколько лет, что он провел в «глухой» провинции, АХБ приобрел богатые познания о жизни русской глубинки, которые бы не смог получить, оставаясь в столице, и которые ему впоследствии пригодились как шефу жандармов. «Благосклонный» к Бенкендорфу мемуарист Вигель (тот самый, который его окрестил «пустоголовым созданием») сообщал о нашем герое: «…в мирные годы командовал в Харькове кавалерийской дивизией. Там он, говорят, ничего не читал, совершенно презирал гражданскую службу и ее дела, а занятиями военной беспрестанно жертвовал своим забавам и любовным интригам» (вот змей ехидный этот Вигель! но язык у него легкий и ироничный, читать в целом интересно, в сети его «Записки» есть). Опровергая мемуариста, АХБ, как видно из его переписки, много времени уделял чтению – книги по теории и истории военного искусства, регламенты и уставы русской армии, европейская пресса, труды греческих и римских классиков. Из Великих Лук он писал сестре: «Если мое нахождение здесь затянется, полагаю, что вопреки воле судьбы, я стану ученым домоседом; я перечитываю историю Греции, каждый день обедаю у себя и выхожу из своей комнаты разве для того только, чтобы присутствовать при параде». Просил отца переслать ему свежих журналов и газет: «когда я остаюсь один, я начинаю работать, размышлять, я бы хотел еще год провести в этом полезном одиночестве». Что же касается забав, то зимой Бенкендорф, будучи на Дону, катался с огромной ледяной горы, о чем сообщал, что «у этого развлечения оттенок некой дикости, но меня оно страшно забавляет» (привет «Масленице» ). Также в его переписке тех лет много места занимают вопросы дисциплины в войсках и возможности ее укрепления. Еще чаще его занимают мысли о служении, о долге перед отечеством и императором, и он выговаривал Воронцову, который подал в отставку: «когда человек достигает вашего положения, он должен всего себя подчинить интересам родины; ему не дано право на нее сердиться и еще менее отказывать ей в своей службе». К тому же времени относится и другой любопытный документ – «Собственноручное письмо А.Х.Бенкендорфа об офицерских браках». Критикуя участившие случаи ранних и необдуманных браков среди офицеров, он предлагает «запретить офицерам, не имеющим средств, вступать в брак ранее достижения ими подполковничьего чина и не иначе, если невеста представит доказательства получения ею ежегодно постоянного дохода в тысячу рублей». В переписке с сестрой он несколько раз обронил, что из его писем пропали былая удаль и ирония: «мне теперь не до смеха, мой характер сильно изменился». Эти перемены не укрылись от внимания и сторонних наблюдателей. После знакомства с Бенкендорфом великая княгиня Александра Федоровна записала в своем дневнике: «Я много слышала о нем во время войны… все превозносили его храбрость и сожалели о безалаберной жизни… меня поразила его степенная наружность, вовсе не соответствовавшая установившейся за ним репутации повесы». Вероятно, именно такой человек и нужен был императору Александру I в Петербурге в тот момент, когда император начал беспокоиться из-за распространения в среде гвардейских офицеров оппозиционных настроений. 18 марта 1819 года АХБ был назначен начальником штаба Гвардейского корпуса.

Роза: Gata пишет: но основную часть времени посвящал подготовке дивизии, которая ему досталась от его предшественника генерала-лейтенанта барона К.Ф.Корфа (еще один ) в весьма плачевном состоянии. И почему я не удивилась? Гата, спасибо. Читаю об АХБ и ловлю себя на мысли - как все-таки у нас любят злопыхать о человеке, который не трындит, а дело делает. Особенно это свойственно тем, кто в этом деле ни шиша не понимает, но имеет сказать. Очень знакомо.

Carolla: Gata, спасибо, очень интересно. Приятно, что есть люди, которые в глуши занимаются самообразованием, а не пьянством. Роза пишет: Читаю об АХБ и ловлю себя на мысли - как все-таки у нас любят злопыхать о человеке, который не трындит, а дело делает. А меня давно удивляет такой парадокс - вот вроде по отдельности они все честные, умные, и искренне хотят как лучше стараются, а в итоге все получается в лучшем случае - как всегда

Роза: Carolla пишет: а в итоге все получается в лучшем случае - как всегда Во время руководства АХБ Третьим отделением в империи было более-менее спокойно. Основы были заложены верные. Отбор был строгий, поэтому и после его ухода от дел, императору и прочим государственным людям бомбы под ноги не метали.

Carolla: Роза пишет: Отбор был строгий, поэтому и после его ухода от дел, императору и прочим государственным людям бомбы под ноги не метали. Думаю не метали бомбы по иным причинам. Некому было. Декабристов отправили в Сибирь, остальные ходили строем. Разночинцев еще не было, а дворянство еще не начиталось "умных" книжек, в которых эти бомбы метать учили.

Роза: Я думаю, что Николай и его сподвижники (от этого слова всегда смех разбирает), включая АХБ, хорошо гайки закрутили, чтобы никакой пятой колонны и прочих желающих либеральных глупостей в стране не просматривалось даже в микроскоп. Правильно сделали, ИМХО. Александр Николаевич был иного мировоззрения, отсюда и его печальный конец.

Gata: Свобода слова никогда еще до добра не доводила :)

Carolla: Роза пишет: Правильно сделали, ИМХО. Александр Николаевич был иного мировоззрения, отсюда и его печальный конец. Насколько я поняла для себя, Александр Николаевич не был другого мировоззрения, просто он понимал, что либо сейчас он что-нибудь, несмотря на свое нежелание, сделает сверху, либо его вынесут ногами вперед не через двадцать лет, а прямо вот сейчас. У меня вообще сложилось впечатление, что Николай "горел на работе" во все влезал дотошно и ему до всего было дело, в итоге это часто вырождалось в мелочность и показуху. А от Александра ощущение, что он больше всего хотел, чтобы его все оставили в покое - хотите реформы, делайте реформы, не получается, ну придумайте что-нибудь, только отстаньте, у меня тут дела сердечные не до вас. У Алекса просто характер был другой - не такой прямой и настойчивый, с одной стороны мне кажется только благодаря этому все куда-то двинулось, так как у людей появилась возможность для маневра, с другой - не хватило силы и твердости довести все до конца. А людям уже пообещали, люди уже понадеялись, вот и обиделись.

Gata: России-матушке необходим жесткий контроль и патриотизм власти. При Николае было и то, и другое.

Carolla: Gata пишет: При Николае было и то, и другое. Ну и толку-то? Все равно ничем хорошим это не кончилось. Другое дело, что кажется ни один царь не оставил своему наследнику страну так, чтобы казна не была пуста, и чтобы дела были в порядке и каждый последующий начинал с того, что в меру своих сил и фантазии разгребал все то, что наворотил предыдущий.

Gata: У любого царствования есть свой расцвет и закат. Расцвет николаевского так или иначе связан с деятельностью АХБ.

Carolla: Gata, не буду спорить , ибо сама к царствованию Николая и самому Николаю отношусь достаточно скептически. Хотя не отрицаю, что возможно сам по себе он был неплохим человеком и искренне хотел как лучше.

Gata: Carolla, я далека от того, чтобы возводить АХБ или НП на божничку, да и многих слов из песни не выкинешь - например, ту же Крымскую войну (хотя на Дальнем Востоке в тот же период оборонялись успешно против англо-французов), но по моему мировоззрению из царствующих в 19 веке мне ближе Николай I и Александр III, чем оба либеральных Александра. Не говоря уже о семейно-нравственных аспектах. А в плане мировоззрений, ты права - какой может быть спор

Carolla: Gata пишет: мне ближе Николай I и Александр III Циркуляр о кухаркиных детях как-то совершенно отвергает для меня Александра III. Зато при Алексанжре Втором женщины получили доступ к высшему образованию

Gata: Carolla пишет: Зато при Алексанжре Втором женщины получили доступ к высшему образованию Как Софочка Перовская отблагодарила Александра Николаевича за возможность учиться на высших женских курсах, мы знаем :) Но про АН лучше продолжить в его теме.

Carolla: Gata пишет: Как Софочка Перовская отблагодарила Александра Николаевича за возможность учиться на высших женских курсах, мы знаем :) Заметим, что Софочка Перовская и при Александре III вполне себе могла получить образование ибо была барышней происхождения вполне себе благородного. Тут скорее из разряда - дуракам закон не писан.

Gata: Carolla пишет: Тут скорее из разряда - дуракам закон не писан. Вот таких дураков Никс руками АХБ и прижимал.

Алекса: Александр Христофорович был незаурядной личностью. Рядом с Александром Николаевичем таких друзей-соратников не было к сожалению.

Carolla: Алекса пишет: Рядом с Александром Николаевичем таких друзей-соратников не было к сожалению. Ну был у него, например, Горчаков, Милютин. Может и не друзья, но соратники не самые плохие

Роза: Carolla пишет: Горчаков Безусловно. Но его англичане в Балканскую кампанию переиграли.

Gata: АХБ был на своем месте в свое время. Александру Николаевичу нужны были другие люди, нежели его отцу. Наверное, в этом есть некая закономерность - либерал, пришедший на смену консерватору, отпускает закрученные пржним правителем гайки, а пришедший на смену либералу консерватор подбирает распущенные предшественником вожжи :)

Carolla: Роза пишет: Но его англичане в Балканскую кампанию переиграли. Но в переговорах по Крымской войне, он вытащил Россию с гораздо меньшими потерями, чем могли бы быть. А воевать со всей Европой еще раз было бы весьма странно, учитывая опыт Крымской кампании.

Gata: Найдите на картине нашего сегодняшнего именинника :)

Роза: АХБ я узнаю на любой картине. В любом размере. Но пусть и другие поотгадывают тоже. Иван Федорович на обеде у императора http://www.pobeda.ru/content/view/1223/ После смотра войск, расположенных в Варшаве, император Николай, оставшись чрезвычайно довольным найденным им порядком, обратился к окружавшим его офицерам и сказал: - Господа генералы и штаб-офицеры! Прошу ко мне обедать. Возвратясь в Лазенковский дворец, государь усомнился, принял ли это приглашение фельдмаршал князь Паскевич, так как оно не было обращено к нему особо. Государь приказал позвать к себе конвойного. Явился кавказец: - Поезжай сейчас к Ивану Федоровичу, - сказал ему государь, - проси его ко мне обедать да скажи, что я без него не сяду за стол. Конвойный поскакал, но дорогой пришел в раздумье: кто такой Иван Федорович? Для разъяснения недоразумения он обратился к первому попавшемуся городовому или будочнику, как они назывались тогда. - Где живет Иван Федорович? - спросил он его. - А вот в этом переулке, объяснил тот, указывая в переулок, в трехоконном доме, под зеленою крышею и т.д. Будочник не витал далеко: весь мир для него представляла его будка с ближайшими домами, а самым великим человеком был квартальный надзиратель, Иван Федорович, к которому он и направил конвойного. Казак позвонил. Вышла кухарка. - Здесь живет Иван Федорович? - Здесь. - Скажи ему, что государь прислал просить его к себе обедать. - Да они уж покушали, наивно отвечала кухарка, - и спать легли. - Мне до этого дела нет, я должен исполнить повеление государя. Ивана Федоровича разбудили. Конвойный передал ему приглашение. Старик квартальный стал выражать сомнение, и конвойный счел долгом присовокупить: - Мало того, что государь приглашает вас кушать, но приказал вам сказать, что без вас и за стол не сядет. Мешкать, значит, было нечего. Старик, записав фамилию посланного и наскоро одевшись, отправился во дворец. Паскевич же прибыл к обеду по приглашению государя, обращенному вообще к генералам Во время обеда государь, заметив между обедающими невоенного старика, обратился к графу Бенкендорфу с вопросом: - Кто это там сидит без эполет? - Сейчас узнаю, ваше величество, - отвечал Бенкендорф, намереваясь встать. - Нет, нет, - удержал его государь, - не конфузь его, пусть пообедает. По окончании обеда государь снова предварил Бенкендорфа, чтобы тот разузнал "поделикатнее". Когда дело разъяснилось, государь от души рассмеялся. Навел ли он тут же справки о квартальном или наружность последнего ему понравилась, но только государь подозвал его к себе и пожаловал часы, сказав: - Ты хороший служака, вот тебе от меня.

Роза: Лазенковский дворец на воде в Варшаве.

Алекса: Gata пишет: Найдите на картине нашего сегодняшнего именинника У графа сегодня именины? На картине Бенкендорф скачет следом за круглолицым генералом.

Gata: Роза, спасибо за прелестный анекдот Какой Никс заботливый, я растрогана. И верный АХБ, как всегда, подле своего императора. Думаю, и усердного конвойного не наказали :) Дворец в Лазенках - чудесное местечко. Но Фалль лучше Алекса пишет: У графа сегодня именины? День рождения - 23 июня по старому стилю, в перерасчете на официальный григорианский календарь - 4 июля. Но приверженцы юлианского, имперского календаря будут отмечать послезавтра :) Алекса пишет: У графа сегодня именины? На картине Бенкендорф скачет следом за круглолицым генералом. У кого еще какие будут версии? Хотя АХБ трудно с кем-то спутать

Gata: Хочу поделиться с вами выдержками из статьи А.И. Рейтблата "Русские писатели и III Отделение". Полностью со статьей можно ознакомиться по ссылке http://magazines.russ.ru/nlo/1999/40/reitbl.html ...Поскольку прессе принадлежала важная роль, немалое место в деятельности III отделения занимало выстраивание оптимальной линии взаимодействия с журналистами и литераторами. Распространена точка зрения, что III отделение по отношению к литературе выполняло исключительно репрессивную функцию. Например, М.К. Лемке писал, что “в 1826—1855 годах мало заметное революционное начало сосредоточивалось исключительно в литературе, бывшей единственным орудием борьбы общества с деспотизмом власти. Власть, разумеется, отвечала цензурой и была в организации ее удивительно изобретательна <...> самая настоящая борьба, — и при том всегда непосредственно с участием самого Николая I, так умевшего налагать печать на все, что делалось правительством, — велась, собственно, не в министерстве народного просвещения, а в застенке Третьего Отделения”. Разумеется, осуществляя функцию контроля по отношения к литературе, III отделение карало и наказывало литераторов. Однако ознакомление с архивными материалами позволило нам установить, что, во-первых, эти репрессии осуществлялись, как правило, по инициативе не III отделения, а царя или влиятельных сановников, а, во-вторых, это была не только не единственная, но, возможно, и не главная форма “работы” этой инстанции с литераторами. Помимо репрессий III отделение: — наблюдало за деятельностью литераторов (знакомясь с печатными изданиями и собирая агентурную информацию); — поощряло литераторов, деятельность которых расценивалась императором как полезная; — использовало литераторов для реализации своих целей, главным образом — для “руководства умами”; — выступало в роли посредника в сношениях литераторов с царем и цензурой, а иногда и в качестве арбитра в конфликтах одних литераторов с другими. Для реализации этой программы III отделение нуждалось в образованных людях, хорошо разбирающихся в политической и культурной ситуации, умеющих формулировать свои мысли и излагать их на бумаге. Нам представляется целесообразным, используя как архив III отделения, так и печатные источники, обобщить имеющиеся данные о различных аспектах сотрудничества литераторов с III отделением. Прежде всего, отметим, что среди чиновников III отделения было довольно много литераторов. Секретарем А.Х. Бенкендорфа в 1828—1829 гг. служил прозаик и поэт, издатель альманаха “Альбом северных муз” (1828) Андрей Андреевич Ивановский (1791—1848). Его литературные связи и знакомства использовались III отделением; по крайней мере когда потребовалось успокоить Пушкина, обиженного отказом в зачислении в состав русской армии во время русско-турецкой войны, это поручили сделать Ивановскому в частной беседе. Переводчик и издатель детских книг Борис Алексеевич Врасский (1795—1880) служил в III отделении с 1830 по 1866 г. (сначала экспедитором, с 1841 г. — старшим чиновником, с 1856 г. — чиновником для особых поручений). Он использовал свое служебное положение для распространения журнала “Отечественные записки”, акционером которого он являлся. Прозаик и издатель альманаха Владимир Андреевич Владиславлев (1808—1856) с 1836 г. был адъютантом начальника штаба корпуса жандармов Л.В. Дубельта, с 1842 по 1846 г. он занимал должность дежурного штаб-офицера при корпусе жандармов. В составлении издаваемого Владиславлевым альманаха “Утренняя заря” (1839—1843) принимал участие А.Х. Бенкендорф, обращавшийся с письмами к известным писателям с просьбой дать свои произведения в альманах. Владиславлев неоднократно выступал в качестве посредника между литераторами и III отделением: “вел переговоры об утверждении Краевского редактором “Отечественных записок”, устраивал разрешение Николая I на празднование юбилея И.А. Крылова, опубликовал хвалебную статью об имении своего начальника А.Х. Бенкендорфа “Замок Фалль” (Северная пчела. 1838. № 195). Не лишены были литературных амбиций и связей в литературной среде и руководители III отделения. Управляющий III отделением в 1826—1831 гг. Максим Яковлевич Фок был знаком со многими литераторами (о нем с похвалой отзывались не только Греч с Булгариным, но и А.С. Пушкин) и был еще в 1816 г., когда он возглавлял Особую канцелярию министерства полиции, избран почетным членом Вольного общества любителей российской словесности. Не исключено, что ему принадлежат какие-то статьи политического характера, которые передавались из III отделения в газету “Северная пчела” и печатались там без подписи. Леонтий Васильевич Дубельт (на службе в корпусе жандармов с 1830 г., начальник штаба корпуса с 1835 г., управляющий III отделением в 1839—1856 гг.) сам занимался литературой и выступал в печати. …Николая всегда волновало, что о нем пишут и печатают на Западе, и он стремился по мере возможности контролировать этот процесс. Так, в 1827 г. он, читая немецкие газеты, нашел там присланные из Петербурга статьи, которые счел неблагонамеренными. Когда по его указанию нашли автора, оказалось, что это отставной надворный советник Л. Будберг. Николай выразил желание “положить конец такой вредной переписке, которая часто не имеет другой цели, как представлять происходящее в России в виде неправильном и неблагоприятном”. Царь повелел Бенкендорфу, чтобы тот вызвал к себе Будберга и приказал ему прекратить сотрудничество в зарубежных газетах. С 1832 г. III отделение стало создавать сеть зарубежных агентов, в функции которых входило не только наблюдение за ситуацией в западноевропейских странах и находящимися там русскими, но и контрпропаганда за рубежом. Агентом III отделения во Франции долгое время был литератор Яков Николаевич Толстой (1791—1867). В 1837 г. он был назначен на должность корреспондента министерства народного просвещения в Париже, а реально стал чиновником по особым поручениям III отделения, получая там солидное содержание. Я. Толстой регулярно посылал из Парижа донесения о политической и культурной жизни Франции, а во французской периодической печати занимался опровержением статей, не нравящихся русскому правительству, и, напротив, нередко защищал и восхвалял его действия. Всего он опубликовал во Франции более 20 брошюр и поместил более 1000 статей. Лишь в 1866 г. он вышел в отставку. Аналогичную деятельность в прессе сначала Пруссии, а затем Австрии осуществлял с 1832 г. К.Ф. Швейцер. А.Х. Бенкендорф писал о нем в своих воспоминаниях, что “послал в Германию одного из моих чиновников, с целью опровергать посредством дельных и умных газетных статей грубые нелепости, печатаемые за границей о России и ее монархе, и вообще стараться противодействовать революционному духу, обладавшему журналистикой”. С 1833 г. агентом III отделения становится французский журналист Шарль Дюран. На русские, австрийские и прусские деньги он издавал во Франкфурте газету “Journal de Francfort” (1833—1839), в которой весьма искусно защищал политику русского правительства. Ряд публикаций в зарубежной прессе, полемизирующих с критиками русского правительства, осуществил тесно связанный с III отделением издатель газеты “Северная пчела” Н.И. Греч. Среди агентов III отделения также было немало литераторов. Редактор и издатель популярной газеты “Северная пчела” (совместно с Гречем), журналист и романист Ф.В. Булгарин с 1826 г. и до смерти по собственной инициативе и по заказу III отделения писал консультативные записки по разным вопросам, характеристики чиновников, литераторов и других лиц, давал справки при необходимости, информировал о слухах в обществе и в народе, знакомил с приходящими в редакцию письмами и т.д. Степан Иванович Висковатов (1786—1831), беспоместный дворянин, служил мелким чиновником в Особенной канцелярии министерства полиции в 1811—1825 гг., затем членом ученого комитета по горной и соляной части, с 1828 г. — переводчиком в конторе императорских театров 58. Он получил некоторую литературную известность переводом “Гамлета”. После создания III отделения он стал его агентом, поставлял туда небольшие записки о разного рода слухах и получал за это денежное вознаграждение. В своих записках он предстает политическим конформистом и литературным архаистом. А.С. Пушкин для него — всего лишь “известный по вольнодумным, вредным и развратным стихотворениям титулярный советник”, который “при буйном и развратном поведении открыто проповедует безбожие и неповиновение властям”. М.Я. Фок высоко ценил записки Висковатова, однако из-за своей неосторожности Висковатов навлек на себя неприятности. 13 октября 1826 г. Бенкендорф отправил петербургскому полицмейстеру Б.Я. Княжнину следующее отношение: “Милостивый государь Борис Яковлевич! По дошедшим до меня многократным верным сведениям, титулярный советник Степан Иванович Висковатов позволяет себе во многих частных домах и обществах называться чиновником, при мне служащим или употребляемым под начальством моим по делам, будто бы, высшей или секретной полиции. Смешное таковое самохвальство, ни на чем не основанное, может произвести неприятное впечатление насчет распоряжений правительства, и потому я долгом считаю объяснить Вашему Превосходительству, что г. Висковатов не служит под моим начальством и никогда служить не может; что я, когда он написал Оду на восшествие на Престол ныне блаженно царствующего Государя Императора, представил оную Его Величеству и удостоился получить от щедрот Монарших алмазный перстень взамен Высочайшего благоволения к сему произведению г. Висковатова. Вот на чем основывается все мое знакомство с сим чиновником. По сим уважением, я покорнейше прошу Ваше Превосходительство пригласить к себе г. Висковатова и подтвердить ему усильно, дабы не осмеливался впредь называть себя ни служащим при мне, ни употребленным по высшей полиции; ибо, в противном случае, я принужденным найдусь употребить меры строгости, кои г. Висковатов должен будет приписать собственному легкомыслию и нескромности. С совершенным почтением имею честь быть Вашего Превосходительства покорнейший слуга А. Бенкендорф”. Б.Я. Княжнин вызвал Висковатова, сообщил ему требования Бенкендорфа и взял с него расписку, что он ознакомлен с отношением начальника III отделения. Этим и закончилась его агентурная карьера. Для характеристики общей ситуации литературы того времени гораздо более показательны не “внутренние”, а внешние отношения III отделения с литераторами. По сути дела, каждый, кто хотел тогда выпускать периодическое издание, затрагивающее политическую и общественную тематику, был вынужден сотрудничать с этой инстанцией, иначе его задушила бы цензура, он не смог бы опубликовать ничего мало-мальски интересного и в итоге газета была бы закрыта из-за недовольства властей, и прежде всего царя. Аналогичным образом по отношению к III отделению вел себя и Пушкин, когда решил вступить на журналистскую стезю. В июле 1831 г. он пишет Бенкендорфу следующее весьма характерное прошение: “Если государю императору угодно будет употребить перо мое, то буду стараться с точностию и усердием исполнять волю его величества и готов служить ему по мере моих способностей. В России периодические издания не суть представители различных политических партий (которых у нас не существует) и правительству нет надобности иметь свой официальный журнал; но тем не менее общее мнение имеет нужду быть управляемо. С радостию взялся бы я за редакцию политического и литературного журнала, т.е. такого, в коем печатались бы политические и заграничные новости. Около него соединил бы я писателей с дарованиями и таким образом приблизил бы к правительству людей полезных, которые все еще дичатся, напрасно полагая его неприязненным к просвещению”. В 1834 или 1835 г. с просьбой разрешить издавать официозную газету обращался в III отделение историк и журналист М.П. Погодин (прошение не было подписано). Погодин писал, что “цель этой газеты могла бы состоять в том, чтоб объяснять русским читателям желания правительства при том или ином постановлении...”. По сути дела, III отделение многими литераторами воспринималось как своего рода литературное министерство, в которое можно обращаться с предложениями и просьбами. В 1834 г., когда московская цензура не решалась пропустить роман Загоскина “Аскольдова могила”, считая, что он должен быть рассмотрен духовной цензурой, Загоскин приехал в Петербург, встретился с Бенкендорфом и после беседы с ним получил разрешение напечатать роман с незначительными сокращениями. О доверительных отношениях между III отделением и Загоскиным может свидетельствовать и следующая просьба Бенкендорфа, датируемая 11 августа 1836 г.: “Шеф жандармов, командующий Императорскою Главною Квартирою генерал-адъютант, граф Бенкендорф, свидетельствуя совершенное почтение Его Высокородию Михаилу Николаевичу, покорнейше просит Его, как очевидца сегодняшнего шествия Его Величества Государя Императора в Успенский собор, — потрудиться написать о сем статью, которую и доставить к нему, генерал-адъютанту Бенкендорфу, завтрашнего числа к 12-ти часам утра, для помещения оной в газету “Северная пчела”” 101. Загоскин написал заказанную статью, и она была опубликована в “Северной пчеле” (1836. 24 августа). В 1839 г. Бенкендорф обратился к нему с просьбой дать произведение в издаваемый его подчиненным В.А. Владиславлевым альманах “Утренняя заря” 102, и Загоскин в очередной раз исполнил его просьбу. Оценив исполнительность Загоскина, Бенкендорф предлагал ему перейти на службу в III отделение. Нередко литераторы обращались в III отделение за помощью и содействием. Так, письмом Бенкендорфу от 24 апреля 1827 г. Пушкин признает за III отделением роль арбитра в литературно-издательской сфере и, столкнувшись с правовой коллизией, апеллирует к III отделению как высшей инстанции. Речь идет о том, что в 1824 г., издавая перевод на немецкий язык “Кавказского пленника”, Е.И. Ольдекоп включил в ту же книгу и подлинник поэмы, нанеся тем самым материальный ущерб Пушкину. Правового регулирования авторского права в России в то время не было (оно появилось только в 1828 г., с утверждением нового цензурного устава и приложенного к нему Положения о правах сочинителей) и юридическая возможность призвать Ольдекопа к ответу отсутствовала. Отец Пушкина жаловался тогда же (т.е. в 1824 г.) министру народного просвещения, но ничего не добился. И вот теперь, через три года, Пушкин не находит ничего лучше, как пожаловаться на Ольдекопа начальнику III отделения, признавая тем самым, что подобные дела входят в компетенцию этого ведомства. Изложив обстоятельства этого дела, он писал: “Не имея другого способа к обеспечению своего состояния, кроме выгод от посильных трудов моих, а ныне лично ободренный Вашим превосходительством, осмеливаюсь наконец прибегнуть к высшему покровительству, дабы и впредь оградить себя от подобных покушений на свою собственность”. Впрочем, успеха он не достиг. Бенкендорф в письме от 22 августа сослался на то, что это касается не его, а цензурного ведомства, и отказался содействовать Пушкину в этом деле. Через III отделение и его начальника нередко оказывалась финансовая помощь лицам, испытывающим нужду в деньгах. В феврале 1834 г. Пушкин просил у царя через Бенкендорфа ссуду в 20 тыс. рублей на печатание “Истории Пугачева” и получил ее. В 1835 г. Пушкин просил и получил еще один заем в 30 тыс. рублей. Н.А. Полевому в 1841 и 1845—1846 гг. выплачивались пособия через III отделение. Получал деньги через III отделение и Гоголь. В 1842 г. по представлению (через Бенкендорфа) попечителя московского учебного округа графа С.Г. Строганова Николай распорядился выплатить Гоголю 500 руб. серебром. В 1845 г. по ходатайству А.О. Смирновой и после рекомендательного письма В.А. Жуковского шефу жандармов и начальнику III отделения А.Ф. Орлову тот доложил Николаю о том, что Гоголь вновь нуждается в деньгах, но оказалось, что представление министра народного просвещения С.С. Уварова по тому же вопросу состоялось раньше и царь уже распорядился в течение трех лет выплачивать Гоголю по тысяче рублей серебром в год. Во второй четверти XIX в., когда публичное выражение мнений было сужено контролем цензуры, наиболее важным представителем власти по отношению к литературе выступало III отделение. Оно было не столько репрессивно-карательным учреждением, сколько информационно-наблюдательным и даже в определенной степени пропагандистско-воспитательным. Стремясь воздействовать на императора, литераторы, особенно журналисты, вступали в тесные отношения с III отделением и оказывали ему услуги, надеясь достигнуть своих целей (и иногда добиваясь этого). Приведенные в статье данные показывают, по нашему мнению, что связь ряда журналистов и литераторов с III отделением – не досадное исключение, обусловленное низкими моральными качествами этих людей, а закономерное явление, демонстрирующее специфические черты российской литературной системы того времени.

Корнет: Gata пишет: Через III отделение и его начальника нередко оказывалась финансовая помощь лицам, испытывающим нужду в деньгах. В феврале 1834 г. Пушкин просил у царя через Бенкендорфа ссуду в 20 тыс. рублей на печатание “Истории Пугачева” и получил ее. В 1835 г. Пушкин просил и получил еще один заем в 30 тыс. рублей. Н.А. Полевому в 1841 и 1845—1846 гг. выплачивались пособия через III отделение. Получал деньги через III отделение и Гоголь. В 1842 г. по представлению (через Бенкендорфа) попечителя московского учебного округа графа С.Г. Строганова Николай распорядился выплатить Гоголю 500 руб. серебром. Творческой интеллигенции постоянно нужна рука цензуры. Gata пишет: Секретарем А.Х. Бенкендорфа в 1828—1829 гг. служил прозаик и поэт, издатель альманаха “Альбом северных муз” (1828) Андрей Андреевич Ивановский (1791—1848). Его литературные связи и знакомства использовались III отделением; по крайней мере когда потребовалось успокоить Пушкина, обиженного отказом в зачислении в состав русской армии во время русско-турецкой войны, это поручили сделать Ивановскому в частной беседе. У моего отца была книга о поэтах и писателях 19 века, которые сотрудничали с III отделением. Изданная еще в СССР. В ней был сделан определенный акцент на вербовку и т.п. В частности, там было много интересного о поэте Ивановском. Я ее прочитал лет в 13, а потом еще перечитывал. Потом отец дал ее кому-то почитать и с концами. Жаль. В ней было много фактического материала, несмотря на идеологию. Спасиб за статью и за ссылку.

Роза: Gata пишет: Приведенные в статье данные показывают, по нашему мнению, что связь ряда журналистов и литераторов с III отделением – не досадное исключение, обусловленное низкими моральными качествами этих людей, а закономерное явление, демонстрирующее специфические черты российской литературной системы того времени. "Низкие моральные качества". Чувствую душок. Надоели подобные инсинуации. Для творцов и журналистов творческая свобода и отсутствие цензуры со стороны государственной власти оборачивается утратой краёв и, как следствие, творческой импотенцией. Я говорю, разумеется, о подлиной государственной руке, нацеленной на сильное национальное государство, а не про нынешних менеджеров у руля. В последнее время пролистала много литературы о Николаевской эпохе и Третьем отделении. Всё-таки, когда мы учились в школе, история была политизированна. Педалировались некоторые официальные точки зрения. Отсюда негативная оценка работы ведомства графа Бенкендорфа, которая при более объективном фактическом материале без надуманных интерпретаций выглядит совсем иначе. Спасибо за интересный материал.

Gata: Карикатура на сестру АХБ - графиню Ливен и князя Козловского (русского дипломата и, кстати, одного из информантов Кюстина). Автор - небезызвестный Крукшенк :) А вот почему не было карикатур на самого АХБ, можно почитать здесь.

Корнет: "Он же должен быть коварным, жестоким, ухватистым. А когда начинаешь знакомиться ближе, выясняется, что Бенкендорф, он скорее добрый или, как бы сказать... добродушный, скорее, человек, способный прислушаться к просьбе. Если она не нарушает каких-то установленных пределов, то и походатайствовать. Он довольно много сделал хорошего." Бальзам.

Gata: Корнет, а то! Я с отсутствием эпиграмм на АХБ столкнулась еще около семи лет назад, когда писала "Параллельный сценарий", и очень тогда удивилась. Даже Пушкин, который не боялся приложить острым словцом Аракчеева, об АХБ - ни гугу :)

Алекса: Gata пишет: Даже Пушкин, который не боялся приложить острым словцом Аракчеева, об АХБ - ни гугу :) Я думаю, дело в том что графа Бенкендорфа уважали. Прочитала с интересом. Как будто про нашего любимого Беню в исполнении Гаты.

Роза: Забавная карикатура. Я её уже видела. За ссылку моя особенная благодарность. Второй день читаю и перечитываю.

Роза: В. А. ЖУКОВСКИЙ ПИСЬМО К А. X. БЕНКЕНДОРФУ <25 февраля — 8 марта 1837 г.> Генерал Дубельт донес, и я, с своей стороны, почитаю обязанностью также донести вашему сиятельству, что мы кончили дело, на нас возложенное, и что бумаги Пушкина все разобраны. Письма партикулярные прочтены одним генералом Дубельтом и отданы мне для рассылки по принадлежности; рукописные сочинения, оставшиесяпо смерти Пушкина, по возможности приведены в порядок; некоторые рукописи были сшиты в тетради, занумерены и скреплены печатью; переплетенные книги с черновыми сочинениями и отдельные листки, из коих нельзя было сделать тетрадей, просто занумерены. Казенных бумаг не нашлось никаких. Корбова рукопись, о коей писал граф Нессельрод 1, вероятно, отыщется в библиотеке, которая на сих днях будет разобрана. Сверх означенных рукописей нашлись рукописные старинные книги, коих не было никакой нужды рассматривать; они принадлежат библиотеке. Всем нашим действиям был веден протокол, извлечение из коего, содержащее в себе полный реестр бумагам Пушкина, генерал Дубельт представил вашему сиятельству. Приступая к напечатанию Полного собрания сочинений Пушкина и взяв на себя обязанность издать на нынешний год в пользу его семейства четыре книги «Современника», я должен иметь пред глазами манускрипты Пушкина и прошу позволения их у себя оставить с обязательством не выпускать их <из> своих рук и не позволять списывать ничего, кроме единственно того, что будет выбрано мною самим для помещения в «Современнике» и в полном издании сочинений Пушкина с одобрения цензуры. Сии манускрипты, занумеренные, записанные в протокол и в особый реестр, всегда будут у меня налицо, и я всякую минуту буду готов представить их на рассмотрение правительства. Хотя я теперь, после внимательного разбора, вполне убежден, что между сими рукописями ничего предосудительного памяти Пушкина и вредного обществу не находится, но для собственной безопасности наперед протестую перед вашим сиятельством против всего, что может со временем, как то бывало часто и прежде, распущено быть в манускриптах под именем Пушкина. Если бы паче чаяния и нашлось в бумагах его что-нибудь предосудительное, то я разносчиком такого рода сочинений не буду и списка их никому не дам. В этом уверяю один раз навсегда, и все противное этому один раз навсегда отвергаю. Такую предосторожность почитаю необходимою тем более, что на меня уже был сделан самый нелепый донос. Было сказано, что три пакета были вынесены мною из горницы Пушкина. При малейшем рассмотрении обстоятельств такое обвинение должно бы было оказаться невероятным. Пушкин был привезен в шесть часов после обеда домой 27-го числа января. 29-го в десять часов утра государь император благоволил поручить мне запечатать кабинет Пушкина (предоставив мне самому сжечь все, что найду предосудительного в бумагах). Итак, похищение могло произойти только в промежуток между 6 часов 27-го числа и 10 часов 29-го числа. С этой же поры, то есть с той минуты, как на меня возложено было сбережение бумаг, всякая утрата их сделалась невозможною. Или мне самому надлежало сделаться похитителем, вопреки повеления государя и моей совести. Но и это, во-первых, было бы ненужно; ибо все вверено было мне, и я имел позволение сжечь все то, что нашел бы предосудительным: на что же похищать то, что уже мне отдано; во-вторых, невозможно (если бы я был на это способен); ибо, чтобы взять бумаги, надобно знать, где лежат они, это мог сказать один только Пушкин, а Пушкин умирал. Замечу здесь, однако, что я бы первый исполнил его желание, если бы он (прежде, нежели я получил повеление, данное государем, опечатать бумаги) сам поручил мне отыскать какую бы то ни было бумагу, ее уничтожить или кому-нибудь доставить. Кто же подобных препоручений умирающего не исполнит свято, как завещание? Это даже и случилось: он велел доктору Спасскому вынуть какую-то его рукою написанную бумагу из ближнего ящика, и ее сожгли перед его глазами, а Данзасу велел найти какой-то ящичек и взять из него находившуюся в нем цепочку. Более никаких распоряжений он не делал и не был в состоянии делать. Итак, какие бумаги, где лежали, узнать было и не можно и некогда. Но я услышал от генерала Дубельта, что ваше сиятельство получили известие о похищении трех пакетов от лица доверенного (de haute volée)*. Продолжение детектива по ссылке http://pushkin.niv.ru/pushkin/vospominaniya/vospominaniya-132.htm

Gata: Детектив, многие белые страницы которого так и остались не прочитанными...

Gata: Дом купца Христиана Таля (наб. Мойки, 58), где с 1831 по 1840 находилось III Отделение Собственной его императорского величества канцелярии. Ныне, увы, не существует. Рис. Василия Садовникова, 1860

Роза: Я как-то себе иначе представляла штаб-квартиру III Отделения :) Как минимум в два этажа.

Царапка: Gata пишет: Автор - небезызвестный Крукшенк :) Да, мастер карикатуры!

Gata: Роза пишет: Я как-то себе иначе представляла штаб-квартиру III Отделения :) Как минимум в два этажа. А ты вспомни, сколько там человек работало :) Не то что какое-нибудь нынешнее распухшее от бездельников министерство, всё по делу и для дела. Ну и потом, когда в 1839 или 1840 переехали на Фонтанку, там уже хозяйство стало попросторнее. А в этом домишке на Мойке позже жил преемник АХБ - А.Ф. Орлов.

Gata: Спасибо Бенкендорфу Наталья ШЕРГИНА, Санкт-Петербург (собкор «Новых Известий»—для «Огонька») Петербургский писатель Никита Филатов сделал неожиданное открытие: созданная Бенкендорфом система доносительства была едва ли не единственным средством вскрытия неслыханных злоупотреблений в армии. «Внутренняя агентура буквально заваливала Максимилиана фон Фока, директора секретной канцелярии Третьего отделения, сообщениями и доносами, среди которых то и дело попадались упоминания о злоупотреблениях, в которых замешаны были наряду с лицами штатскими также офицеры и чиновники военного ведомства…» - Как же так, ведь русская армия периода царствования Николая I совсем еще недавно считалась самой лучшей в Европе? И трех десятков лет не прошло с момента победы над Наполеоном. А уж как муштровал солдат Аракчеев, как прививал по примеру австрийцев порядок и дисциплину в военных поселениях! Коррупция, матушка, — грустно усмехается Никита Филатов. — Государство николаевской эпохи было коррумпировано снизу доверху. Я в книге «Тайные розыски, или Шпионство» неспроста пишу о том, что мой герой Фаддей Булгарин пристроил несчастного начинающего малороссийского литератора Николая Васильевича Гоголя письмоводителем в Третье отделение. Человеку нужно было как-то прокормиться в чужих краях… Тот проработал довольно долго и сидел как раз на «сообщениях с мест», то есть читал доносы, шедшие из губерний, систематизировал их, составляя аналитические записки. Вот откуда те реальные эпизоды, из которых родился «Ревизор»! Гоголю и придумывать ничего не надо было — вот она, жизнь, перед глазами, ежедневные примеры потрясающего лихоимства, разворовывания всего и вся, от богоугодных заведений до армии. *** В 1841 году шеф жандармов и куратор Третьего отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии Бенкендорф докладывал императору: «… Дух войска вовсе не тот, каков был 25 и 30 лет назад. В массе офицеров заметно какое-то уныние, какая-то неохота к делу… Теперь почти нет генералов ни в гвардии, ни в армии, о которых можно было бы сказать, что они обожаемы офицерами и солдатами, а между тем тишина и порядок в войсках примерные». *** Читая о приключениях Фаддея Булгарина, натыкаешься на такую актуальную для нашего времени «болезнь», как повальное взяточничество в военкоматах. Пытаясь искоренить это зло, Николай I в 1827 году приказал штаб-офицерам жандармского корпуса участвовать в рекрутских наборах. Расследование, проведенное Бенкендорфом, показало, что система откупа от призыва и освобождения за деньги от службы широко процветает в Рязанской, Саратовской, Тульской губерниях… В сентябре 1827 года тульский мещанин Поляков сознался в том, что за свое освобождение от рекрутской повинности дал 70 рублей ассигнациями советнику казенной палаты Колесову, батальонному командиру Зайцеву — 50 рублей, лекарю Успенскому, сделавшему заключение о различных болезнях, — 21 рубль. Только после расследования взяточничества начальник 2-го округа генерал-майор Волков поставил перед Бенкендорфом вопрос о том, чтобы во время проведения рекрутских наборов к округу прикомандировывались флигель- и генерал-адъютанты царя. И Николай I вынужден был принять соответствующее решение. «Да ведь от армии тогда можно было и почти официально откупиться, — замечает Филатов. — Процветало крепостное право, а богатые крестьяне, заплатив родителям бедняков, посылали в рекруты чужих сыновей вместо своих. Солдат был в те времена совсем бесправен, ведь это крепостной, значит, раб, расходный материал. Его не грех было «припахать» как на сельхозработах, так и для личных нужд». *** Из письма императора Николая I от 21 октября 1839 года фельдмаршалу князю Паскевичу в Варшаву: «… Общая зараза своекорыстия, что всего страшнее, достигла и военную часть до невероятной степени. Князь Дадианов обратил полк себе в аренду и столь нагло, что публично держал стадо верблюдов, свиней, пчельни, винокуренный завод. 60 тысяч пудов сена, захваченный у жителей сенокос, употребляя на все солдат. В полку при внезапном осмотре найдено 584 рекрута, с прибытия которых в полк не одетых, не обутых, частью босых, которые все были у него в рабстве! То есть ужас». *** 12 мая 1840 года, как пишет в своих «Записках» Бенкендорф, «ввиду таких мерзостей» Николай I публично при разводе полка сорвал с Дадианова эполеты, аксельбант и императорский шифр флигель-адъютанта, а неотложный военный суд отправил бывшего полковника на поселение в Вятскую губернию. *** Из сообщения Бенкендорфа: «… При Суворове на пятьсот человек здоровых бывал один больной, теперь же на пятьсот человек больных один здоровый. Методы обучения, принятые в войсках, гибельны для жизни человеческой…» *** Филатов рассказывает, что до 1844 года Бенкендорф во все эти безобразия в армии и не вникал, делами военного ведомства занимался директор секретной канцелярии Третьего отделения Максимилиан фон Фок. Вот этот человек плотно сидел на борьбе с коррупцией. К сожалению, с глубочайшим презрением относился к крестьянам граф Суворов? Его собственные крепостные своего барина ненавидели за жестокость и беспощадный оброк. — И это «слуга царю, отец солдатам»? Очередной миф? Солдат он очень любил, это правда. Как только крестьянин становился солдатом, Суворов о нем начинал заботиться чрезвычайно. *** Безобразная ссора произошла между шефом жандармерии графом Александром Бенкендорфом и военным министром графом Чернышёвым. «По свидетельствам некоторых источников, военный министр счел необходимым вступиться за честь армейского мундира и стал выгораживать перед Бенкендорфом штабс-капитана, командира саперного батальона, на которого поступил достоверный донос, будто он продавал по сходной цене своих солдат соседским помещикам на строительные работы». *** Филатов убежден, что деградация стала разъедать государство после того, как Николай I встряхнул общество расправой над декабристами. Писатель считает, что после этой показательной порки вольнодумцев наступила всеобщая апатия, личная инициатива перестала цениться, зато всяк стал на своем месте выгоду искать. — Неужели Бенкендорф мог из-за взяток в низших кругах свалить своего бывшего военного товарища Чернышева? Не думаю. Но тайное соперничество между ними, на мой взгляд, их разъедало. И дело тут не в служебных спорах. Чернышеву по жизни все давалось легко. Это был красавец, гвардеец, любимец женщин, удачливый военный разведчик с блестящей карьерой. Бенкендорф также воевал с отличием, он герой войны 1812 года, затем занимался политической разведкой и контрразведкой. Но это человек, которому с точки зрения приличного общества досталась совершенно неблагородная миссия. Его даже не приняли в Английский клуб с первого раза. Как и Булгарина… *** В 1847 году жандармы приняли участие в расследовании вопиющих злоупотреблений генералов и полковников Резервного корпуса. Они должны были отправить на Кавказ к наместнику князю Воронцову 17 тысяч рекрутов. Препроводили их без одежды и хлеба так, что только меньшая часть их пришла на место назначения. Генерал-лейтенант Триштатный, главный начальник корпуса, был послан для расследования дела и сообщил, что все обстоит благополучно, что «рекруты благоденствуют». Но ему не поверили и отправили следователя. Хищничество и казнокрадство генерал-лейтенанта Триштатного и генерал-майора Добрынина, преданных военному суду «за злоупотребления, следствием которых была непомерная смертность между нижними чинами», широко обсуждались в различных общественных кругах. В письме Белинского к литератору Боткину говорилось: «В Питере… я только и слышал, что о шайке воров с Триштатным и Добрыниным во главе». *** — Не забывайте, что пока Бенкендорф бился с ворами, в Европе многое поменялось, — размышляет Никита Филатов. — Я нашел свидетельства того, что шеф жандармерии в конце жизни понял всю бессмысленность своей борьбы. Систему нужно было менять, а этого он допустить не мог, будучи убежденным монархистом. Безумно интересно сопоставить события тех лет: у нас на Кавказе усмиряли джигитов Шамиля, а в Европе уже вовсю публиковал свои труды Карл Маркс. Коммунизм уже зашагал по странам Старого Света, наш Бакунин уже о себе заявил… Хватало забот у Бенкендорфа. А после его кончины, кстати, полиция больше нос в армейские дела не совала, и более столетия общество вообще не имело представления о том, что же там, в казармах, делается… http://www.ogoniok.com/5035/30/

Светлячок: Сразу вспомнила "Трою". Не удивительно, что военный министр мог иметь зубец на Бенкендорфа.

Gata: Светлячок пишет: Сразу вспомнила "Трою". В основание "Трои" заложены камни реальной истории :) Которая, к сожалению, звучит очень современно...

Царапка: Печально.

Светлячок: Gata пишет: В основание "Трои" заложены камни реальной истории Я с вами только и успеваю в сети выискивать инфу. Имена, фамилии, факты и прочая. Резко увеличила успеваемость по истории 19 века.

Lana: Спасибо за статью, интересная. Все таки сколько на себе нес граф Бенкендорф, и это не герой романа, а реальный человек. Как-то до усадьбы им не интересовалась, а личность между тем незаурядная. Про солдатчину того времени лакированный роман есть Васильева "Картежник, бретер и дуэлянт" , почитаешь и безысходно все это, даже без злоупотреблений. И Бенкендорф там появляется, но как злодей, копающий под Пушкина. И к жандармам там отношение армейских показательно .

Gata: Я сама с удовольствием копаюсь в доступном материале Lana пишет: Про солдатчину того времени лакированный роман есть Васильева "Картежник, бретер и дуэлянт" , почитаешь и безысходно все это, даже без злоупотреблений. И Бенкендорф там появляется, но как злодей, копающий под Пушкина. И к жандармам там отношение армейских показательно Почему-то не люблю Васильева, хоть вроде он и не диссидент. "Картежник" как-то проскользнул мимо моего внимания, читаю сейчас. Написано вполне в духе советской историографии - Он здесь, жандарм! Он из-за хвои леса Следит - упорно, взведены ль курки, Глядят на узкий пистолет Дантеса Его тупые, скользкие зрачки. Воспитанная советской школой, я до недавних пор придерживалась той же точки зрения и, в общем-то, никогда не задавалась вопросом - а на кой было царю и жандармам травить Пушкина, тем более - таким радикальным способом избавляться от него, это же не Пестель и не Герцен :) Присматривать и направлять - другое дело, гению трудно держаться в рамках дозволенного, вот ему о них периодически и напоминали. Да и не так уж сложно было справиться с писательской братией - добрую их половину АХБ прикармливал, и не только у нас, но и в Европе, чтобы получше отзывались о России - как о родине или о соседе. Нынешним бы спецслужбам его патриотизм. Что до армейских - понятно, жандармов они не любили. Как не любили в советские времена НКВД и КГБ. А куда без них, с пятой колонной иначе не справиться.

Gata: Скачала рОман "Обреченный на трон" авторства некоего Андрея Богучарского и ко. Нечто феерическое Среди прочего, аффтары утверждают, что Бенкендорф был двоюродным братом Николая I по матери, Луи Бонапарт - сыном Александра I и племянником Николая, а Геккерн и Дантес узнали об этом и хотели шантажировать Николая, но Бенкендорф подстроил Дантесу дуэль с Пушкиным, чтобы иметь право выслать парочку из России... * * * "Когда Александр Христофорович вбежал в кабинет, Николай Павлович пил чай со своим министром Петром Михайловичем Волконским. - Я знаю все!- раздался суровый голос императора.- Твоя хваленая полиция не исполнила своего долга! - Я посылал в Екатерингоф, государь,- отвечал Александр Христофорович,- мне сказали дуэль там. Государь пожал плечами, переглянулся с Волконским и ударил кулаком по столу. Чашка подпрыгнула. - Дуэль состоялась на островах. Ты должен был это знать, и послать людей повсюду! Бенкендорф переступал с ноги на ногу. Он был поражен гневом своего государя. Николай Павлович вскочил и подошел к брату. - Для чего существует тайная полиция, если она занимается только бессмысленными глупостями! Волконский, умник, спокойно попивал свой чай. - Я тебе что приказал? Бенкендорф молчал. - Я приказал тебе любыми путями выслать Геккерена и Дантеса из России! И ты нашел самый легкий способ, написал этот вонючий пасквиль! - Это не я, государь! - пытался оправдаться Александр Христофорович. - Писала одна из твоих ищеек, Саша, но идея была твоя! - У Пушкина было 29 дуэлей, Он был одним из лучших дуэлянтов России. - Ты поступил подло! Знай, Бенкендорф, русская литература не терпела столь важной потери со времени Карамзина. А впрочем, что с тебя взять? Где ты, и где литература!" Рыдаю )))))

Роза: "Пушкин и Бенкендорф". А.В. Китаев

Царапка: Смешная картина :-) Это на тему противостояния поэта и гнетущих сил?

Роза: Царапка пишет: Это на тему противостояния поэта и гнетущих сил? Картина советского художника, поэтому по позе Пушкина заметно, что он метится плюнуть прямо в лицо жандармской цензуре.

Gata: Царапка пишет: Это на тему противостояния поэта и гнетущих сил? Двух Александров :) Роза пишет: по позе Пушкина заметно, что он метится плюнуть прямо в лицо жандармской цензуре При такой диспозиции только в пуговицу попадет :)

Царапка: Художник по-своему мог понять "бретёр".

Gata: Мне спина АХБ понравилась :)

Царапка: Представительная спина, солидная.

Gata: О походе русских казаков на Амстердам осенью 1813 года. АХБ был изрядный авантюрист Но, как говорил старик Вергилий - audaces fortuna juvat :) ...Готовясь к походу на Девентер и Зволле, генерал Бенкендорф, стремясь выяснить общее настроение амстердамцев и провести рекогносцировку, отправил к ним одного из состоящих на русской службе и находившихся в его окружении голландских полковников – «оранжистов». Операция прошла успешно, а посланник, вернувшись, доложил «по начальству», что как население означенного торгово-промышленного центра, так и его наполеоновский комендант, барон К.Крайенхоф, с нетерпением ожидают армию Императора Александра I-го. Чтобы максимально воспользоваться удачным моментом и заставить голландцев открыто выступить против своих поработителей, решено было послать под стены этого главного города страны 200 – 250 казаков во главе с уроженцем Ланкастершира (Англия), кавалерийским офицером, майором Павлоградского гусарского полка Марклаем (Marklay), причем в составленной на этот счет Инструкции ему предписывалось «следовать до конечного пункта операции безостановочно, избегая встреч с неприятелем и не заботясь ни о своих сообщениях, ни об отступлении». Пройдя ускоренным маршем положенное расстояние, «этот храбрый и благоразумный офицер смог скрыть свое передвижение от неприятеля, минуя все дороги, и вошел в Амстердам 14 ноября. Народ, вдохновленный видом казаков, захватил находившихся в городе остатки французов и воздвиг знамя независимости». Враг же, еще до этого успевший отойти к Утрехту (1 800 солдат и офицеров дивизионного генерала Габриэля Жана Жозефа Молитора (1770-1849)) и сконцентрировать свои основные силы в достаточно прочно устроенных крепостях «Мюйден и Гельвиг рядом с Амстердамом, почти у ворот его» (900 солдат с 26 пушками), удвоил бдительность. Понимая, что при подобном раскладе у него нет возможности атаковать Амстердам в лоб, Бенкендорф, ослушавшись приказа вышестоящего над ним генерала Винценгероде «в Голандию не вступать ввиду недостаточности войск», решил действовать обходным маневром. Оставив уже известного нам полковника Балабина в Зволле «наблюдать за Девентером», он сам с небольшим отрядом пехоты в ночь с 21 на 22 ноября 1813 года двинулся к Гардевику (Харденвейку), где должен был, погрузившись на суда, предоставленные лояльно настроенными голландцами, продолжить свой рейд. Преодолев «шесть миль ужасной дороги» и достигнув означенного пункта той же ночью, Бенкендорф, к своему удивлению, «обнаружил в гардевикском порту лишь малое количество судов». Не желая, впрочем, отказываться от идеи самостоятельно освободить Амстердам, Александр Христофорович, передав еще часть солдат своего и без того маленького соединения «в подкрепление генералу Жевахову», остальных 600-т человек погрузил на наличные плавсредства. После чего эта самодельная флотилия, подняв в 23.00 22 ноября свои паруса и моля Господа о попутном ветре, двинулась в путь по покрытому льдинами «приамстердамскому» заливу Зюйдер-Зе (Зюдер – Зее, современный Эйссельмер). Удача тогда явно благоволила к русским, ибо, незаметно проскочив под самым носом у располагавшейся рядом, в Текселе, французской эскадры, чьим командиром был фанатичный наполеонист, голландец по рождению, Шарль – Анри Верюэль (настоящая фамилия, - Вернхель) (1764 – 1845), они «на восходе солнца 23 ноября увидели колокольни Амстердама и в 8 часов утра вошли в порт». Жители встретили эту горстку храбрецов с неописуемым восторгом. Повсюду обыватели распевали появившийся «вдруг» новый гимн, в которм были и такие слова: «Голландия свободна! Союзники наступают на Утрехт. Французы бегут во все стороны. Море открыто, Торговля оживает! Раздоры закончились, Прошлое забыто И прощено. Знать возвращается в правительство. Правительство просит принца Прибыть во дворец. Все славят Бога. Вернулись добрые старые времена!». Перешедший же открыто на сторону русских местный начальник, узнав, что его от французов освободил отряд менее чем в тысячу штыков, пришел в ужас, ибо прекрасно понимал, что Наполеон во что бы то ни стало попытается вернуть город под свой контроль. Для укрепления собственного престижа победители решили объявить населению, что в Амстердам вошло 6 000 русских, выпустить обращение к народу с предложением взяться за оружие, создать Национальную Гвардию и, в случае попыток врага изменить ситуацию в свою пользу, «всем умереть в бою за любезное сердцу Отечество». …Особо отличившиеся тогда русские части вскоре удостоились высоких наград от Нидерландской Короны. «Амстердам и Бреда» — такая надпись была выбита на золотой шпаге, врученной Бенкендорфу первым королем Нидерландов. Тульский пехотный полк получил от Виллема I две наградные серебряные трубы с надписью «Amsterdam 24 Novembre 1813» (вручены 5 июня 1815 г.), а 2-й егерский - также две наградные королевские серебряные трубы «За вступление 2-го Егерского полка в Амстердам 24 ноября 1813 года»… http://kontrrev.ho.ua/bibl/Mash55.html

Gata: Наконец-то мне попался в приличном разрешении лучший, имхо, портрет АХБ. Наверно, сам подсунул в честь своего дня рождения :) Всё кликабельно. По рисунку Орлова литография Мошаровского. 1830-е гг. Из собрания портретов Главной Императорской квартиры. http://nicholas-i.livejournal.com/279838.html А это - потуги современного художника. Почувствуйте, как говорится, разницу ))) Хоть Ботмана этот Д.Гордеев копировал добросовестно

Царапка: Разница чувствуется...

Роза: Gata пишет: Наконец-то мне попался в приличном разрешении лучший, имхо, портрет АХБ. Наверно, сам подсунул в честь своего дня рождения :) На нашего Беню очень похож.

Светлячок: Уже не первый раз удивляюсь Розе и Гате. То ли знают-читают много, то ли это какое-то высшее наитие, когда так понимают и чувствуют своих героев и исторический процесс, что пишут то, что имеет реальную подоплеку. Ни у кого у из наших фикрайтеров больше такого исторического чутья не встречала. Браво, дамочки! К чему я это. А вот сунула нос к другу нашего форума ( о чем он пока еще не знает ) и сразу вспомнила "Трою". Не один в один, конечно, но все-таки. "В свите цесаревича Павла первое время активно проявлялся некто Христофор Бенкендорф. Как о нём любезно пишет Дм. Олейников, - "ровесник Гёте и Радищева". Князь Вяземский указывает, что "Бенкендорф постоянно пользовался особенным благоволением и, можно сказать, приязнью Павла Петровича и Марии Фёдоровны, что не всегда бывает при дворе одновременно и совместно: равновесие - дело трудное в жизни, а в придворной тем паче". Неплохо себе представляя характеры и Павла Петровича и Марии Федоровны, долго думал, как ровеснику Гёте и Радищева удавалось поддерживать нечеловечески трудный баланс. С одной стороны Павел, человек сложной судьбы и неясных психических очертаний, с другой стороны, Мария Фёдоровна, которая после кончины супруга, а потом после смерти сына ( царя Александра), посреди якобы скорби двора, буквально кричала: "Я хочу царствовать! Я буду править!" И вот попробуй нравиться и первому, и второй. А с высоты на всё это дело ещё екатерининский глаз ворочается и нервирует. Жили в Пруссии две девочки. Одну звали Софья Доротея Августа Луиза Вюртембергская, а вторую родители ласково кликали Анной Юлианой Шиллинг фон Канштад. Папа Софьи Доротей служил у своего дяди, короля Пруссии Фридриха Великого, и очень любил детей. Да так любил, что, помимо своих неисчислимых сыновей и дочек, нагуливал изрядное количество детёнышей на стороне. Уж даже и не знаю, почему, но и Софья, и Анна называли Фридриха-Евгения Вюртембергского "милым папой". Так вот, Софья она вышла замуж за цесаревича Павла и стала Марией Фёдоровной Романовой. А Аня сочеталась браком с Христофором Ивановичем Бенкендорфом. И если Аня действительно была сестрой Софьи, то Николай I и граф Александр Христофорович Бенкендорф были как бы двоюродными братьями. Христофор Иванович Бенкендорф активно сочувствовал авиньонскому братству. И сынок его Саша много что понимал в иллюминатах и тайных сообществах. В разгар его карьеры начальника III отделения и шефа корпуса жандармов в Военное министерство империи, министру Чернышеву, поступил донос князя А.Б. Голицына. Князь в доносе указывал, что к нынешнему 1831 году вся страна охвачена огромным заговором иллюминатов, которые проникли повсюду. В качестве главных заговорщиков-иллюминатов, Голицын перечислял: Балугьяновского ( начальника II Отделения императорской канцелярии), барона М. Корфа (управляющего делами Кабинета министров), графа Сперанского и М.Я. Фока (управляющего III Отделением). Фок был объявлен в доносе главным идейным заговорщиком, который управляет Бенкендорфом как марионеткой, "держа в руках все цепи". В доносе указывались даже такие подробности, что Фок публично орёт на своего начальника, Бенкендорфа. Военный министр Чернышев, человек разведке не совсем чуждый, очень обрадовался такому своевременному доносу от аристократического Голицына. И что сделал? В виде шутки показал сей документ государю. Вот, мол, какой забавный документ принесли. Давайте его вместе почитаем. Почитали. Чернышев, конечно, горько вздыхал и не верил своим глазам. Государь, конечно, очень возмутился. Он знал Бенкендорфа с детских лет, "видел его под огнём, он скован из кремня и стали! Мы не должны будить химеру подозрительности в рядах борцов"! Государь даже отчётливым почерком написал на доносе "Совершенная и наглая ложь!" И тут же назначил тайное следствие по полученным оперативным из военного министерства материалам, обвиняющим руководство государственной безопасности в государственной же измене. Следователем назначили опытного Якова де Санглена ( старейшего сотрудника ещё александровского Министерства полиции, завалившего в отставку и ссылку самого политического гиганта Сперанского). По результатам следствия и напряжённых игр между военным министерством и тайной государственной полицией, в крепость посадили князя Голицына. А вот его прямого информатора и основного свидетеля Ивана Васильевича Шервуда-Верного не тронули совсем. Наградили. Выдали чин капитана и два ордена: Станислава 3-й степени и Владимира 4-й. Военные своего решили не сдавать гебне. Кстати, для сравнения: за свой донос на декабристское тайное общество 1825 года унтер-офицер Джон Шервуд получил меньше, чем за "наглую ложь". Так как-то вышло. А Фок в том же 1831 году скончался. Тоже случайность, совершенно ясно. Тогда скандал удалось замять и военное министерство разошлось с тайной полицией почти без жертв. Но относительно скоро в III Отделении был обнаружен "крот", работавший как на военных, так и на конкурирующие иностранные организации. Петров была его фамилия, этого трианона гнусного." http://gilliland.livejournal.com/

Gata: Светлячок, а то!

Корнет: Евгений Евстигнеев в роли Бенкендорфа. Во время спектакля "Декабристы" Олег Ефремов, играющий царя Николая I, вместо фразы "Я в ответе за всё и за всех" произнес "я в ответе за всё и за свет". Евстигнеев не растерялся и тут же переспросил: "И за газ, и за воду, Ваше Величество?". http://ria.ru/photolents/20111009/447654802_11.html#ixzz23Y9sEFHB

Gata: А что, очень даже ничего АХБ по-евстигнеевски - по крайней мере, внешне, но не сомневаюсь, что был хорош и на сцене, помня диапазон таланта этого замечательного актера Корнет, спасибо огромное за снимок и за театральную байку

Корнет: Сам удивился, когда увидел. Интересно, есть или нет телевизионная версия спектакля?

Gata: Корнет пишет: Интересно, есть или нет телевизионная версия спектакля? Может, где-то и есть, но я пока не нашла. А пьеса забавная :)

Корнет: Gata, спасибо. Прочту на досуге. Часть фамилий мне абсолютно в новинку.

Царапка: Сегодня в журнале Российская история: Будни имперской контрразведки ВОПРОСНЫЕ ПУНКТЫ, ПРЕДЛОЖЕННЫЕ А. О. КОРНИЛОВИЧУ 1. Когда Вы познакомились с Австрийским Посланником Лебцельтерном и Секретарем Посольства Гуммелауером и в каком доме? 2. Часто ли Вы видывались с ними, где, у себя, у них или в третьем доме? 3. Кого Вы видывали у них из числа участвовавших в заговоре, или других Русских, или даже иностранных жителей Столицы и не из круга иностранного Дипломатического Корпуса? Или кто чаще сходился с ними в третьем доме? 4. Припомните ли Вы разговоры Лебцельтерна или Гуммелауера насчет существования тайного общества, насчет потребности перемен в России, насчет политического образования России или Польши, или критические рассуждения насчет Русской внешней политики в отношении к соседним державам, также Швеции и Польше? 5. Известно, что Гуммелауер весьма свободно изъяснялся о политических предметах в доме Князя Трубецкого и Графа Лаваля. Не вспомните ли чего касательно России и Польши? 6. Каким образом рассуждали Лебцельтерн и Гуммелауер насчет тогдашнего (statum quo) положения дел в Польше, и не изъявлял ли который-нибудь из них своего мнения насчет последнего раздела? 7. Могли ли Вы приметить, что разговоры их стремятся к развитию какого-либо особого политического предмета или утверждения каких-нибудь политических правил? 8. Вы тогда занимались выписками в Архиве Коллегии Иностранных Дел, не требовали ли они от Вас каких бумаг и сведений из любопытства в отношении к Истории? Не рассказывали ли, что там есть любопытного? 9. Зная Ваши познания в Истории, Статистике и Географии России, не просили ли у Вас, чтобы Вы написали для них записки (une note) о каком-нибудь предмете? Не расспрашивали ли Вас о сих предметах с точностию, как для составления самим записок из слов? 10. Не расспрашивали ли Вас о духе провинций Русских, в особенности о дворянстве, о крестьянах и о войске? Не расспрашивали ли о Польских Провинциях и Финляндии? 11. Не делали ли каких предположений вообще (en général), что может быть со временем революция в России, и не разведывали ли, какие Россия имеет для сего средства? 12. Не расспрашивали ли Вас в разговорах об образе мыслей и характере знатных особ из круга Вашего знакомства или людей, чем-либо отличных в свете? 13. Разговаривая о Французской или другой революциях, не расспрашивали ли Вас каким бы то ни было образом, положительно или отрицательно, о людях, способных произвесть переворот? Разговоры сии могли быть ведены единственно отрицательно, т. е. говоря об одной земле с изъявлением сомнения, чтобы были такие люди в России? 14. Какие были рассуждения их об открытых в Виленском Университете тайных между молодыми людьми обществах и о мерах, нашим Правительством по сему случаю принятых? 15. Впрочем, все, что можете припомнить о сношениях Ваших с Лебцельтерном и Гуммелауером, кроме того, что выше упомянуто, имеете также объявить с должною откровенностию и точностию. Генерал-адъютант Бенкендорф. На 1-й В начале 1824 года я напечатал статью об увеселениях нашего двора при Петре I-м6 и поднес экземпляр оной Княгине Трубецкой7. По сей статье сестра ее, Графиня Лебцельтерн8, изъявила желание познакомиться со мною. Мы впервые встретились летом того же года, кажется в Июле, в саду дачи Графа Лаваля, где тогда жили Трубецкие и Лебцельтерны: я был в гостях у первых с Матвеем Муравьевым-Апостолом9. Графиня представила меня мужу, и я с Муравьевым провели у них тот вечер. Тогда Секретарь посольства Бомбель отъезжал к своему двору, а Гуммельауера, кажется, еще не было. Я скоро после того увидел его у Трубецких, и тут мы познакомились. На 2-й Летом 1824 года, с Июля месяца, я раз в неделю бывал на даче у Трубецких. Тут обыкновенно вечерами приходили Графиня с мужем и Гуммельауер. Зимою 1824-25 я обедал у Лебцельтерна два раза: один вскоре после наводнения10 вместе с Генералом Балашевым11, а другой с Капитан-Лейтенантом Бароном Врангелем12, только что воротившимся тогда из Сибири; я по просьбе Графа познакомил их тут вместе. Кроме того, езжал к нему иногда по Пятницам, день, в который бывали у него открытые собрания; раза два обедал с ним у Лавалей и видался у Трубецких. Он посетил меня однажды во время моей болезни в Феврале 25 года, и сколько помню, это один случай, в который мы были наедине. Гуммельауера я встречал всегда у Лебцельтерна, иногда у Трубецких и Лавалей, раза два у Олениных13. Раза три он был у меня в Феврале и Марте 25 года, и я раза два у него, обыкновенно по утрам, перед полуднем. На 3-й Из бывших Членов Тайного Общества я видал у него Трубецкого и Матвея Муравьева. Из прочих Кавалергардского Офицера Фразера и Князя Белосельского14. Я не упоминаю о тех, которые езжали к нему по Пятницам, как то: Граф Местр, Пашковы, Мих[аил] Мих[айлович] Сперанский с Багреевыми15, граф Моден, служивший в артиллерии, Князь Голицын и некоторые другие. У Трубецких и Лавалей я обыкновенно видал в одно время с ними служащего в Иностранной Коллегии молодого человека Гурьева16, который, казалось, был в доме как свой. На 4-й Сделавшись Членом Тайного Общества, я не видал ни Лебцельтерна, ни Гуммельауера; ибо, как Вашему Превосходительству известно, я был тогда в Южной России17, а приехал в Петербург за два дни только до происшествия 14-го Декабря. До этого времени мысль о перемене в России не входила мне самому в голову, и потому я ни тому, ни другому не подавал поводу говорить при себе о таких вещах. Если иногда внутренно негодовал на некоторые злоупотребления и неустройства, доходившие до меня, то при них молчал об этом; во-первых, чтоб, по пословице, не выносить из избы сору, а во-вторых, потому, что видел в них шпионов Меттерниха18, признанного врага России. Раз только, вскоре после выхода в свет книги Английского Доктора Лайль19 о наших военных поселениях, мне случилось довольно сильно заговорить об оных и о бывшем их начальнике Графе Аракчееве20, но, к счастию, находившийся при том Князь Трубецкой остановил меня в самом начале, напомнив об их присутствии. Вообще Лебцельтерн во всех разговорах своих всегда хвалился дружбою Кабинетов Австрийского и Русского, говорил, что они сообщают друг другу все свои депеши, и никогда не позволял себе опорачивать нашей политической системы. На 5-й Справедливо, что Гуммельауер весьма свободно изъяснялся о политических предметах, но я никогда не слыхал, чтоб он говорил прямо насчет России или Польши. Разве в одном только случае несколько нас коснулся. Он вообще большой партизан21 Наполеона и потому не прощал Прусскому Генералу Йорку переход его к Русским в конце 1812 года, говоря, что за это следовало его расстрелять, ибо сей поступок компрометировал его Государя и мог иметь пагубные для Короля последствия22; не прощал теперешнему Королю Шведскому тогдашний его союз с Россиею23. По его словам, Карл-Иоанн жертвовал ненависти своей к Наполеону существованием своего Государства, ибо, по всем вероятиям, Россия должна была пасть в 1812 году. Вообще он отзывался о сем Государе с большим неблагорасположением. Одним вечером у А. Н. Оленина при нескольких особах он говорил: можно ли иметь уважение к сему прошельцу (parvenu)24, который, быв наследником Шведского престола, ползал в 1814 году в передней у Поццо ди Борго25, чтоб получить Французский престол26? На 6-й Я знал, что в 1815 году, во время Венского Конгресса, Австрия, Франция и Англия, недовольные тем, что Император Александр удержал за собою Герцогство Варшавское, тайно заключили против России наступательный союз27, и, желая иметь подробнейшие о том сведения, позволил себе просить объяснений на это у Лебцельтерна, но он, сказав, что не должно поминать старых грехов, отклонил мой вопрос. Кроме сего случая я ни с ним, ни с Гуммельауером, никогда не говорили о нынешнем состоянии Польши. На 7-й С Лебцельтерном я, как сказал выше, раз только был наедине, и то на самое короткое время; при людях же он всегда говорил как Посол дружественной державы. С Гуммельауером мы были короче знакомы. Его просвещенный ум и независимость суждений привлекали меня. Политические его разговоры представляли странное противуречие, что даже заставляло меня иногда сомневаться в его искренности. Например: он удивлялся патриотизму Греков, когда они сожгли Инсару, и вообще, говоря об их восстании28, брал, казалось, их сторону; восхищался, читая со мною Италиянскую трагедию Манцони il Conte Carmagnola29, куплетами, в которых Автор приглашает своих соотечественников соединиться и составить один народ, чтоб не быть жертвою властолюбия иноземцев, а между тем в общих суждениях объявлял себя величайшим врагом представительных правлений; говорил, что в них господствует такой же деспотизм, как и в деспотических Государствах, с тою разницею, что тут он действует открыто, а там носит личину свободы и основан на подкупе или на обмане. По его мнению, человек ума генияльного, самодержавно правящий народом, с хорошею администрациею в сем народе, есть лучшее явление в политическом мире: тут он будет силен и счастлив. “Но не все Государи гении, - замечал я ему на это, - Утвердите хорошую администрацию, приучите к ней народ так, чтоб она сделалась для него необходимостию, чтоб никакая власть не могла отнять ее, и вы избегнете неудобств самодержавия”. Повторяю, что это было говорено в общих суждениях: мы спорили, но ни он, ни я не приспособляли этого ни к какому Правительству в особенности. На 8-й Граф Лебцельтерн, посетив меня во время болезни, нашел меня за Историко-Статистическим Атласом России, который я составлял для себя. В это время я занимался картою первого раздела Польши30. “Entre nous soit dit, - сказал он мне, - c’était une bien mauvaise affaire, et je suis fâché pour notre bonne Marie Thérèse, qui y a trempé aussi. Vous, vous devez avoir des notions bien détaillées, bien précieuses là dessus”. “Oui, - отвечал я, улыбаясь, и как бы не расслышав последних его слов, - vous avez raison d’en être fâché; puisque jusqu’alors vous avez dominé dans les cabinets, et qu’à dater de cette époque, Cathérine a obligé votre Kaunitz et tous vos vieux diplomates à devenir ses humbles serviteurs”31. Вот один случай, в котором он упомянул об Архивских бумагах. Требований никаких он мне не делал, ибо я не подавал ему повода к такой смелости. О любопытных Архивских сведениях я не только чужим, но и своим не рассказывал, ибо знал, что это государственные тайны и что нескромностию своею могу сам потерять доступ к сим бумагам. На 9-й В то же посещение Лебцельтерн видел у меня сравнительные статистические таблицы наших Губерний по их народонаселению, произведениям и промышленности и просил списать оные для себя; я отвечал ему, что намерен оные напечатать, и тогда доставлю ему один экземпляр; но сие не исполнилось. Иногда делал он мне вопросы касательно России; но я по большей части отсылал его к печатным сочинениям Вихмана и Арсеньева32; присоветовал ему подписаться на издаваемый в Петербурге Ольдекопом Немецкий журнал “Russische Zeitschrift”33 для получения современных известий о России, а если случалось мне что-нибудь рассказывать, то в историческом роде, из времен Петра I-го, как таких, которые мне лучше знакомы. В последнее время, то есть в начале 1825 года, он показывал особенное любопытство касательно Якут, Чукчей и вообще народов, обитающих в Северо-Восточной Сибири, так, что я по его просьбе принужден был привезти к нему странствовавшего в тех местах Барона Врангеля и, кроме того, дал ему экземпляр статьи, которую напечатал о сем путешествии в Северном Архиве34. На 10-й, 11-й, 12-й и 13-й Отношения мои к Лебцельтерну и Гуммельауеру были таковы, что они не смели мне делать таких расспросов, не могли при мне упоминать об этаких вещах. Я сказал выше, что мысль о революции в России не входила мне в голову до вступления в общество. Я мог негодовать на злоупотребления и запущения, бывшие у нас в последние годы царствования Императора Александра; изъявлял это негодование в кругу своих; но, находясь с ними, обязанность и долг мой как Русского, велели мне прикрывать даже явные наши несовершенства. Может быть, по неосторожности срывалось у меня с языка в их присутствии что-нибудь противное, как я привел этому пример выше; может быть, по неопытности я проговаривался в таких вещах, которые мне казались неважными, а для них были весьма нужными; но, приметив это, я тотчас старался поправить ошибку. В общих суждениях или в разговорах о современных иностранных происшествиях я говорил довольно свободно, и, может, случалось, что выходил иногда за должные пределы; но когда доходило до России, то или умолкал, или переменял разговор. А потому, не взирая на то, что я был вхож к ним и что они принимали меня с благосклонностию, которая нередко льстила моему самолюбию, смело скажу, что они видели всегда во мне Офицера Русского Генерального Штаба, а я людей, достойных уважения за их личные качества, но вместе с тем слуг Меттерниха, который, несмотря на тройственные и четверные союзы, устремлял все свои усилия на то, чтоб вредить России. Вот одно, что разве послужит ответом на заданные мне вопросы. Гуммельауер не раз с восторгом относился об нашем народе. Он говаривал, что объехал Европу и нигде не встречал такой силы характера, такой твердости, такого терпения и способности все переносить, как у Русских: “Вы теперь, - прибавлял он, - почти первенствуете в Европе; но дайте этот народ в руки человека с умом генияльным, который позволил бы ему развернуть свои силы, и вы будете первою державою в мире. Кто вам тогда противустанет?” Произносил ли он сии слова с намерением или без оного, не знаю; предоставляю о том судить Вашему Превосходительству. Я тогда пропустил это без внимания. На 14-й При мне, сколько помню, не было рассуждений о происшествиях в Виленском Университете. На 15-й Желание приобрести точнейшие сведения о последних политических происшествиях заставляло меня поддерживать знакомство с Лебцельтерном. Он никогда не говорил мне о текущих делах; но я позволял себе делать вопросы насчет некоторых обстоятельств, в которых он сам принимал участие. Так, напр[имер], мне случилось читать письмо покойного Государя к адмиралу Чичагову, когда он отправлен был в Бухарест для заключения мира с Портою35, насчет переговоров Его Величества с Лебцельтерном в Вильне36, в которых сей последний уверял Государя, что Венский двор действует заодно с Наполеоном по принуждению и что Австрийскому Главнокомандующему даны тайные повеления располагать сходно с этим свои движения. Лебцельтерн мне подтвердил это, присоединив многие обстоятельства о затруднениях, какие ему после предстояли, чтоб провезти депеши о сем деле в Вену сквозь Французскую армию. Знакомство мое с Гуммельауером было короче. Я всегда старался обращаться с людьми образованными и потому любил бывать с ним вместе; но Политика редко составляла предмет наших разговоров. Живши в Париже, он был в связях с Шамполлионами, братьями Кювье, Кузеном37 и другими Французскими учеными. Их занятия, новые открытия по части Египетских древностей; споры о Шелленговой38 Философии, которую он старался мне объяснить и коей я не понимал; толкование о духе и свойстве Русского языка; чтение новейших Италиянских поэтов и тому подобное наполняли часы наших свиданий. Иногда суждения о современных политических предметах; но мало или почти ничего такого, что касалось бы до России. Вот, между прочим, одно обстоятельство, о котором я упомянул в личном разговоре с Вашим Превосходительством, и что вы почли достойным замечания. Гуммельауер хвалил политику Австрийского двора, который в 1813-м году принял сторону союзников против Наполеона. “Хорошо, - сказал я ему, - но что вы скажете о свержении его? Я не вижу, почему для Австрии полезнее, чтоб Бурбоны были на Французском престоле”. - “Это другое дело, - отвечал он, пожимая плечами, - Наполеона свергнула Аристократия. Меттерних пожертвовал ей выгодами своего отечества”. Это мне показалось любопытным. Расспрашивая далее и далее, я, хотя с трудом, узнал, что в Германии есть тайное общество, составленное для поддержания главнейших дворянских фамилий под названием Золотой цепи (Goldene Kette), и что Меттерних Начальник оного. Оно ненавидело Наполеона, как вышедшего из низкого звания и за то, что он стеснил Немецких Аристократов, и воспользовалось случаем, чтоб обнаружить свою ненависть. __________ Перечитав написанное, не могу не изъявить опасения, что сии ответы покажутся неудовлетворительными. Я целые сутки посвятил на то, чтоб приводить на память различные обстоятельства сношений моих с означенными здесь двумя особами, и более не мог вспомнить. Если, как Ваше Превосходительство дали мне понять, они имели в виду произвести замешательство в России, то я, не подозревая сего намерения, не замечал его, бывая с ними. Вероятно, при мне они не смели его обнаружить, ибо еще видели во мне верного слугу Государева. Живучи в свете, имея 25 лет от роду, невозможно удержать каждого слова, которое услышишь, каждого разговора, какой имеешь с различными людьми. Притом со мною случилось после того столько переворотов, что сии маловажные случаи моей жизни должны были необходимо забыться. По крайней мере, за истину всего сказанного здесь ручаюсь. Я мог пропустить многое; но смею уверить, что это произошло не от желания что-нибудь утаить, а просто потому, что оно не пришло мне на ум. Если впоследствии попадется мне что-либо достойное Вашего внимания из подобных с ними разговоров, я не премину уведомить о том Ваше Превосходительство. 10 Февраля. 1828. Александр Корнилович. КОРНИЛОВИЧ Александр Осипович (7.7.1800, местечко Тульчин Подольской губ. — 30.8.1834, Грузия), декабрист, штабс-капитан Гвардейского генштаба, историк. Награжден орденом Св. Анны 3-й ст. Окончил Московское учеб. заведение колонновожатых (1816). Занимался лит. творчеством, чл. О-ва любителей словесности, наук и художеств. Его материалы, посвященные эпохе Петра I, публиковались в журн. «Сев. архив», «Сын Отечества», «Соревнователь просвещения и благотворения». Сотрудник журн. «Полярная звезда». Чл. Юж. о-ва. Прибыл в Петербург за несколько дней до восстания и участвовал в его подготовке. Приговорен к 12-летней каторге, срок сокращен до 8 лет. Наказание отбывал в Чит. остроге (прибыл 9.3.1827), занимался переводами сочинений. По доносу о связях декабристов с австрийским правительством (февр. 1828), вновь отправлен в Петропавловскую крепость. В одиночной камере Алексеевского равелина Петропавловской крепости провел 14 мес. По требованию Николая I описал положение каторжан в Чит. остроге, благодаря чему с них были сняты кандалы в окт. 1828. Составил несколько записок по разным вопросам хоз., адм. управления и военного дела. По личной просьбе назначен в 1832 рядовым в Ширванский пехотный полк на Кавказе. Умер от желчной горячки.

Gata: Следствие, несомненно, обладало широким кругозором Царапка, спасибо за материал! Прогулялась по ссылке, ознакомилась с ответами и согласна с автором ЖЖ, что вопросы были интереснее :)

Gata: Только что посмотрела на "Культуре" документальный фильм "Бенкендорф. О бедном жандарме замолвите слово". Фильм новенький, 2013 года, но ничего нового я из него не почерпнула. Кадры из древнего фильма про декабристов, цитаты из мемуаров АХБ и его современников, сто раз виденные картины и портреты. А вот эта история мне попалась у одного блогера - выдает ее за хорошо известную, но лично я слышу впервые: ...Александр Христофорович Бенкендорф в 1837 г. серьезно заболел. Ему был предписан домашний режим. В такой ситуации руководить III отделением являлось делом невозможным, и государь Николай Павлович временно возложил обязанности шефа жандармов на генерал-адъютанта Мордвинова. А английскому послу зачем-то потребовалась информация лично от Бенкендорфа, но как говаривали в те, старорежимные, времена: «Александр Христофорович никого не принимают». Как представитель весьма продвинутой нации, гордый бритт написал письмо и, естественно, на английском языке (ведь в этой варварской стране всякий ну просто обязан знать великий английский язык). Письмо дошло до адресата. Однако Александр Христофорович языком английским не владел (и весь Питер был в курсе сей проблемы). Бенкендорф распорядился ответить посланцу Великобритании через штаб жандармского корпуса и всенепременно на русском языке. Посол послание получил и пришел в ярость. Немедленно англичанин накатал жалобу в МИД – графу Нессельроде. Честь Англии была задета: русские ответили на русском языке… Нессельроде ринулся с претензиями к Мордвинову, тот, в свою очередь, все же прорвался к больному Александру Христофоровичу. Бенкендорф рассвирепел, ругал на весь свет британского посланника, и… болезнь обострилась (русскому генералу стало хуже). Николай Первый, как нарочно, приехал к своему любимцу. Узнав о выходке посла, реакции Нессельроде и поступке Мордвинова, царь заявил: «Один сапог с ноги Бенкендорфа я не променяю на десяток этих дураков!» http://www.odnako.org/blogs/show_16962/

Роза: Передачу я отметила глазом в программе, но не дождалась по причине температуры, свалилась спать. Как понимаю, ничего существенного не пропустила. Катя, спасибо за историю о русских и английских дураках. Не слышала эту побасенку ни разу.

Gata: Роза пишет: Как понимаю, ничего существенного не пропустила Абсолютно. Олейников пережевывает одно и то же, пора уже новые факты из био АХБ вытаскивать. Даром эти историки, что ли, в гос. архивах сидят :) Роза пишет: Катя, спасибо за историю о русских и английских дураках. Не слышала эту побасенку ни разу. Ага, забавная историйка. И познавательная :)

Светлячок: Gata пишет: гордый бритт написал письмо и, естественно, на английском языке (ведь в этой варварской стране всякий ну просто обязан знать великий английский язык). Беня достойно вышел из положения и поставил англичашку на место. У себя на острове будет выкобениваться хоть по-английски, хоть на древне-кельтском.

Gata: Этой осенью у нас будет два юбилея - 10 лет премьеры БН и 200 лет голландского блицкрига Бенкендорфа: Освобождение Голландии готовилось в глубокой тайне от союзников и, прежде всего, от англичан, которые стремились высадиться здесь первыми. Официально Бенкендорф получил приказ овладеть крепостью Девентер и, закрепившись на реке Изель, вместе с прусским корпусом генерала Фридриха Бюлова прикрыть с севера главные силы союзной армии, готовящейся к вторжению во Францию. Никто не мог предположить, что русский отряд осмелится двинуться вглубь Нидерландов. В распоряжении его командира имелись лишь два батальона Тульского пехотного полка, Павлоградский гусарский полк, 2-й егерский батальон и 5 казачьих полков — всего 4819 человек с 10 пушками, которым противостояли вчетверо большие силы противника, располагающие сотнями орудий в многочисленных крепостях и прикрытые реками и каналами. Дополнительно безопасность нидерландских провинций обеспечивали прикрывающий их с моря флот и дамбы, открыв которые обороняющиеся могли легко затопить территорию, занятую противником. Опыт предыдущих голландских кампаний показывал, что Наполеону нечего опасаться. Попытки англичан отбить Голландию в 1799 году (вместе с русским вспомогательным корпусом) и 1809 году (самостоятельно) бесславно провалились. Но будущий верховный жандарм считал иначе. Планируя операцию, Бенкендорф сделал ставку на неожиданность, подвижность своего отряда и антифранцузские настроения голландцев, многие из которых были готовы восстать против оккупантов при первой же возможности. Дело в том, что превращение Нидерландов во французского вассала привело к запрету на торговые отношения с Англией и втягивание в войну против нее. В ответ англичане захватили Капскую колонию, Суринам и другие заокеанские владения Нидерландов. Война опустошила карманы голландских купцов и ремесленников, а 9 июля 1810 года Наполеон лишил их родину даже тени независимости. Убедившись, что его младший брат Луи, поставленный во главе страны, сквозь пальцы смотрит на контрабандную торговлю, император ликвидировал Голландское королевство и присоединил его к Франции. Потеря сначала бизнеса, а потом и остатков независимости сделала Наполеона злейшим врагом голландцев, а огромные потери в русском походе и последующих боях подорвали боеспособность голландских контингентов императорской армии. Опытному разведчику и партизану не составило труда оценить ситуацию, и он еще до начала операции договорился о взаимодействии со сторонниками принца Оранского. Операция началась 2 ноября 1813 года. После демонстративной атаки на Девентер Бенкендорф обошел крепость и тремя колоннами двинулся вглубь Нидерландов. Стремительные гусарские эскадроны и казачьи сотни громили вражеские отряды, перерезали коммуникации, захватывали обозы и, появляясь в нескольких местах сразу, создали впечатление вторжения огромной армии. Не представляя, где наносится главный удар, противник был полностью дезорганизован, предвосхитив судьбу голландских дивизий, парализованных рейдами немецких танков и парашютистов в мае 1940 года. Тем временем две сотни казаков во главе с майором Марклаем проскочили в столицу Голландии Амстердам, подняв горожан на восстание против оккупантов. Одновременно русская пехота погрузилась на мелкие рыболовные и торговые суда и, пока французы ожидали ее на суше, высадилась в амстердамском порту. Наполеоновская флотилия бездействовала, экипажи ее кораблей наполовину состояли из голландцев, и командовал ими голландский адмирал Вергюэль. После тайных переговоров с русским командованием Вергюэль не только не помешал десанту, но и сдал важную крепость Гельдерн. Вслед за ней капитулировали прикрывающие Амстердам с суши крепости Гальвиг и Мюнден. Появление русского десанта на улицах столицы деморализовало их гарнизоны. По неполным данным, французы потеряли только пленными около 2000 человек и до 200 орудий. В руки русских войск и голландских повстанцев перешли Роттердам, Гаага и почти все прочие крупные города страны, кроме Антверпена, куда командующий наполеоновскими войсками в Нидерландах Жан Жозеф Молитор стянул основные силы своей армии. У него по-прежнему был огромный перевес, но и к Бенкендорфу присоединился прусский корпус Бюлова, взявший штурмом крепость Арнгейм, а 30 ноября в порту Схевенинген торжественно высадился принц Виллем, которого немедленно провозгласили главой государства. Взбешенный потерей Нидерландов Наполеон отдал приказ выбить оттуда русский отряд. На помощь Молитору подошла усиленная кавалерией и артиллерией дивизия Молодой гвардии во главе с опытнейшим генералом Франсуа Роге — 7 тысяч солдат с 30 пушками. Годом раньше именно под командованием Роге голландские части понесли огромные потери в битве под Красным, а теперь ему предстояло выбить передовой отряд русских из расположенной вблизи южной границы Нидерландов крепости Бреда. Во время Тридцатилетней войны одному из крупнейших полководцев Испании Амброзио Спиноле лишь после десятимесячной осады удалось добиться сдачи Бреды — это увековечил в одноименной картине прославленный художник Диего Веласкес, — но Роге не сомневался в успехе. Старая крепость была давно разоружена, а захвативший ее русский передовой отряд насчитывал меньше тысячи солдат с 4 орудиями. Битва за Бреду длилась с 7 по 10 декабря. Не имея свободных русских войск, Бенкендорф сумел направить на помощь авангарду батальон голландских повстанцев, прусский кавалерийский полк майора Петера фон Коломба, отряд добровольцев из числа освобожденных английских пленных и 8 трофейных пушек. Интернациональный гарнизон отбил все атаки, и наполеоновские гвардейцы отступили. Бенкендорф освободил Нидерланды за 40 дней, потеряв всего 460 человек убитыми и ранеными. Вот о чем кино надо снимать! Только не сериал, упаси Боже, и чтобы сценарист и режиссер - обязательно мужики, нормальные только мужики, не "мыльные", и никаких безруковых-машковых в списке исполнителей :)

Царапка: Интересная история! Спасибо!

Царапка: Gata пишет: 200 лет голландского блицкрига Бенкендорфа: Вчера-сегодня этот рассказ растиражировали в нескольких исторических сообществах.

Gata: Царапка пишет: Вчера-сегодня этот рассказ растиражировали в нескольких исторических сообществах. Приятно, что мы опередили :)

Роза: Кстати, в Голландии есть памятник отцу-основателю их селедочной государственности А.Х.Бенкендорфу?

Gata: Роза пишет: Кстати, в Голландии есть памятник отцу-основателю их селедочной государственности А.Х.Бенкендорфу? Увы. Как, впрочем, и у нас. Читала, что АХБ был одним из претендентов на замещение пустующей площадке на Лубянке, но это были всего лишь предложения, и едва ли рассматривались всерьез. Да уж если и ставить, то на Фонтанке, а не на Лубянке :)

Роза: Gata пишет: если и ставить, то на Фонтанке, а не на Лубянке Категорически поддерживаю.

Gata: Шлосс Фалль наконец-то обрел достойный вид И даже сайт. Много фото - архивных и о том, как проходила реставрация.

Роза: Gata , замечательная новость.

Princess Alexandrine: Долго искала информацию о детях нашего любимого Бени, а у него оказывается три дочери:) Да еще и двух падчериц воспитывал! В цветнике!

Gata: Princess Alexandrine пишет: Долго искала информацию о детях нашего любимого Бени, а у него оказывается три дочери: Да, и довольно милые, судя по портретам: Графиня Анна Александровна Бенкендорф (1818 -1900) в 1840 г. вышла замуж за графа Рудольфа Аппоньи (1812 -1876), представителя известного венгерского рода, посла Австрийской империи в Великобритании, и, по законам Российской империи, утратила права на наследство отца. Многие годы проживала в Париже,Лондоне,Риме. Обладала удивительно красивым голосом и стала первой публичной исполнительницей гимна России "Боже, царя храни!" Графиня Мария Александровна (1820 –1880), в 1838 г. вышла замуж за св. князя Григория Петровича Волконского (1808 -1882), пом. попечителя СПб учебного округа, чиновника МИДа и гофмейстера. Унаследовала родовое имение “Шлосс Фалль”. Графиня София Александровна Бенкендорф (1825 -1875) в 1-ом браке за Павлом Григорьевичем Демидовым (1809 -1858), действительным статским советником, во 2-ом браке за князем Сергеем Викторовичем Кочубеем (1820-1880), Кочубей Сергей Викторович (1820-1880) - князь, действительный статский советник. Полтавский губернский предводитель дворянства. http://www.liveinternet.ru/journalshowcomments.php?jpostid=244754983&journalid=4000579&go=next&categ=0 Детских портретов, увы, нет, но они могли выглядеть так Девчата, кстати, из рода Бенкендорфов, только из младшей, т.н. "московской" ветви Прямая ссылка чудовищной длины, но кому интересно, можно вбить в строку поиска фамилию Бенкендорф на http://www.ourbaku.com И падчерицы: Елена Павловна Бибикова (1812-1888), статс-дама; в первом браке княгиня Белосельская-Белозерская, во втором княгиня Кочубей. http://fotki.yandex.ru/users/devriesolga/view/795408/?page=2 Екатерина Павловна Бибикова (1810—1900), кавалерственная дама ордена Св. Екатерины, замужем за бароном Фёдором Петровичем Оффенбергом (1789—1857) — генерал от кавалерии, командир 3-го пехотного корпуса, участник Наполеоновских войн. (портрет пока не нашла)

Корнет: Только сейчас понял, что у графа было три своих дочери. Сколько попадалось о нем информации, там всегда упоминались три девочки, но речь была и о падчерицах, поэтому я был уверен, что у графа были 2 падчерицы и одна родная дочь. Итого три.

Gata: Павел, я тоже на первых порах считала, что девчурок было всего три, вместе с падчерицами :) Ребяты, а вот этого, наверно, вы еще не видели Бенкендорф с чужой нам физиономией снимает стружку с апельсина, а Никс в мундирчике Дубельта делает доклад. На стене - портрет настоящего НП, через который кто-то подглядывает :) "Дело о мертвых душах", 2005, режиссер - П.Лунгин

Princess Alexandrine: Gata пишет: На стене - портрет настоящего НП, через который кто-то подглядывает :) Фантомас жив... У меня теперь В. Симонов ассоциируется только с Александром I. После того как я посмотрела "Северный сфинкс". Ха, а с каких пор Беня при императоре сидит!?)) Гата, спасибо, не видела прежде!

Gata: Princess Alexandrine пишет: Ха, а с каких пор Беня при императоре сидит!?)) А это у них ролевая игра Princess Alexandrine пишет: У меня теперь В. Симонов ассоциируется только с Александром I. После того как я посмотрела "Северный сфинкс". Помню, там молоденький Никс смешной такой :)

Princess Alexandrine: Gata пишет: Помню, там молоденький Никс смешной такой :) Да, и Шарлотт однако показана не слишком мудрой барыней:) Мне кстати Никс из "Сфинкса" скорее больше Александра II напоминает.

Gata: А я теперь во всех фильмах о той эпохе ревниво выискиваю АХБ, лучше нашего пока не нашла :)

Princess Alexandrine: Да, АХБ из нашего любимого сериала лучше всех:)

Светлячок: Наш Беня был все-таки великий человек. Далее материал, который я нашла здесь http://nnils.livejournal.com/1492849.html Есть одна замечательная и немножко мистическая история от Витковского - секретаря А.Х. Бенкендорфа. Как-то раз в очередное посещение Москвы – А.Х. Бенкендорф со своим секретарем пил чай в гостях у Герцена-Яковлева (того, который был дядей более известному Герцену и владел домом на Тверской - тем самым, где теперь Литинститут). Оба они, впрочем, как и все собравшиеся (а присутствовало человек - то ли десять, то ли - еще больше) были членами Ложи "Amis Reunis" ("Сила в единстве" – прим. мое) , причем А.Х. Бенкендорф возглавлял её, а Яковлев руководил Московским отделением. Правда то, что А.Х Бенкендорф был Главой Третьего Тайного управления Российской Империи, узнали позже и был скандал. Ну, что именно они там тогда обсуждали - нам неведомо, однако после всех дел, сели они пить чай и Витковский счел своим долгом записать получившийся разговор. А речь там зашла о строительстве Храма Христа Спасителя, который именно "Amis Reunis" заказала у Тона и выплатила задаток (то, что потом на Храм собирали по всей России - пошло в основном на оплату стартового кредита). Яковлев удивился особенностям строения фундамента здания, а А.Ф. Бенкендорф отвечал ему так: - "Когда я был по делу во Франции, я свел знакомство с ученым немцем Гумбольдтом, который рассказал мне удивительную историю. Он был с Наполеоном в Египте и там видел местные пирамиды. Про эти самые пирамиды ему рассказали занимательную историю - якобы они собирают из воздуха все положительные эманации и тело фараона внутри пирамиды может храниться вечно - нетленным. Фараону - по-видимому хорошо, но сам Египет с тех пор стал ужасной дырой. Пирамида вобрала в себя все то, что было вокруг положительного, а оставила - всю местную мерзость. Я вернулся домой, была война, а после войны Государь повелел мне восстановить всю Прибалтику, где много было разрушено. И вообразите себе - в Риге, где много чего погибло во время осады, мне рассказывают историю про Домский собор. Якобы стоит он на проклятом месте, на топком болоте и чтобы все темное и низкое что есть в тех краях - внутри собора удерживать, - фундамент собора представляет из себя гигантскую репку, или пирамиду обращенную острием вниз. Мы посовещались, подумали и решили, что в обеих столицах надобно выстроить что-то подобное. Однако... Есть у меня опасения насчет возможного помрачения умов и последующей Революции. При нашей жизни мы сможем её предотвратить, но что - потом. Поэтому мы и придумали, что в одной столице надо строить Храм, а в другой - Тюрьму. Одна столица у нас - для Спасения Душ, другая - ради Империи. Поэтому мы строим Храм там, где нужно бороться за Души, а Тюрьму там - где важнее Империя. Даже если произойдет Революция, не - важно кто победит, но - или Храм, или Тюрьма им понадобятся, А мы будем знать - кто пришел к Власти. Согласно записям Витковского - Яковлев надолго задумался, а потом спросил: - "Александр Христофорович, скажите положа руку на сердце, - если бы Вам суждено было дожить до Революции, - кому бы Вы пошли служить, - тем кто развалит Ваш Храм Спасителя, или Вашу же Тюрьму из Крестов?" Бенкендорф только хмыкнул, а вставая из-за стола лишь сказал: - "Я всю жизнь борюсь с теми, кто разрушил Бастилию". На следствии по "Декабристам" - Бенкендорф на первый допрос собрал всех обвиняемых и сказал им буквально следующее: "Вы утверждаете, что поднялись за свободу для крепостных и Конституцию. Похвально. Прошу тех из вас - кто дал эту самую свободу крепостным, да не в форме выгнал их на улицу, чтобы те помирали как бездомные собаки с голоду под забором, а отпустил с землей, подъемными и посильной помощью - поднять руку. Если таковые имеются, - дело в их отношении будет прекращено - так как они действительно поступают согласно собственной совести. Я жду. Нет никого? Как странно - я-то своих крепостных отпустил в Лифляндии в 1816, а в Тамбовской губернии в 1818. Все вышли с землей. С начальными средствами. Я заплатил за каждого из них податей - за пять вперед в государственную казну. И я - не считаю себя либералом, или - освободителем. Мне так - выгоднее. Эти люди - на себя лучше работают. Я зарабатываю на помоле, распилке леса и прочем - для моих же бывших крестьян. Я уже - все мои расходы покрыл и получил на всем этом прибыль. И я не выхожу на площадь с безумными заявлениями или протестами против Государя, иль - тем более - против Империи... Так как вы ничем не можете доказать, что дело сие - политическое, судить мы вас будем как - бунтовщиков, и предателей Отечества, навроде Емельки Пугачева. А теперь - всех по камерам... В одном этапе с уголовными пойдете, сволочи..."

NataliaV: Света, спасибо за материал. Например, я не знала, что изначально Храмом Христа Спасителя занимался АХБ. Про декабристов тоже хорошо. Мутили воду. Будем считать, что они были идеалистами, иначе это просто глупость и предательство.

Gata: Света, спасибо за интересный материал о АХБ Как он утер господам декабристам нос, уже нам известно, а вот история от Витковского - открытие! Любопытно было бы его записки целиком почитать, если они самостоятельно существуют, конечно, а не использованы от третьего лица в других мемуарах. Хотя по прочтении остался у меня один вопросик - по председательству АХБ в ложе, надо поискать об этом больше информации. Светлячок пишет: Бенкендорф только хмыкнул, а вставая из-за стола лишь сказал: - "Я всю жизнь борюсь с теми, кто разрушил Бастилию". Глубокий респект, Александр Христофорович Светлячок пишет: Наш Беня был все-таки великий человек Масштаб его личности мы только сейчас и можем оценить. При жизни одни его уважали, больше - ненавидели, но закат николаевского царствования начался после его смерти. Я полистала этот ЖЖ, там еще интересное про АХБ есть. P.S. Кстати, о строительстве Храма Христа Спасителя наша Тоффи в своем романе упоминала. Верней, о первом его этапе, начатом еще при Александре, но прикрытом через несколько лет из-за воровства. При Николае проект уже возобновили, и с другим архитектором.

Роза: Информация интересная, спасибо. Я знаю журнал этой дамы. Патриотичная. Сейчас бьется за Новороссию.

Царапка: Я и не знала, что Бенкендорф своих крестьян отпустил.

lidia: Царапка пишет: Я и не знала, что Бенкендорф своих крестьян отпустил. И я не знала. Сколько интересной информации.

Светлячок: Царапка пишет: Я и не знала, что Бенкендорф своих крестьян отпустил. Удивительного ума и характера был человек. Меня этот факт с крестьянами тронул до глубины души, а его преданность России вызывает уважение. Сейчас таких государственных мужей с фонарями не сыщешь.

Gata: У Никса вообще были подобраны неплохие кадры, но АХБ - отдельная статья

Gata: По имперскому календарю 6 июля у АХБ день рождения

Светлячок: Как не поздравить причину моих женских слёз в исполнении Гатиты

Sheena: Уп-с.. Чуть не забыли про праздничек-то. С праздником Его Сиятельство - благородный граф многое сделал для Царя и Отечества, земля ему пухом. И с праздником дорогую Гату, благодаря которой (и Владимиру Качану, создавшему в сериале столь любимый некоторыми образ) граф продолжает жить, служить Отечеству, разбивать женские сердца и покорять одну гордую дочь Речи Посполитой С праздником! Ура!

Princess Alexandrine: Забыли, однако, про графа.. Какие же интересные у него мемуары! В частности, то, что он пишет об императорской фамилии По возвращении в Россию в 1816 году Бенкендорф был назначен начальником 1-й Уланской дивизии. Находясь по долгу службы на Украине, он встретил свою будущую жену Елизавету Андреевну, вдову Павла Гавриловича Бибикова, убитого в декабре 1812 года. Елизавета Андреевна принадлежала к древнему польскому роду Донец-Захаржевских и проживала в имении «Водолаги» у своей тетки М. Д. Дуниной. От Бибикова у Елизаветы Андреевны были две маленькие дочки — Екатерина и Елена. Правнук Бенкендорфа князь С. М. Волконский так описал знакомство своих предков: «... отворяется дверь — входит с двумя маленькими девочками женщина такой необыкновенной красоты, что Бенкендорф, который был столь же рассеян, сколько влюбчив, тут же опрокинул великолепную китайскую вазу». После этого фрагмента, прочитанного из предисловия к его мемуарам, он стал симпатичен еще более

Роза: Любовь с первого взгляда. В этом весь наш граф.

Princess Alexandrine: Чем больше вижу работ на тему Бенкендорф/Ольга Калиновская, тем более мне симпатична эта пара (в моих мечтах раньше мелькало Беня/МА, но это совсем не сбыточное, даже клипов не видела). Однако, зная то, что А.Х. так сразу влюбился в свою жену - даже жаль, что ее в БН и не показали, и как-то однобоко освещен сам граф, только как государственник, а вот его человеческие чувства...

Sheena: Ну так, смею заметить, в сериале Александр Христофорович и не особенно похож на своего исторического прототипа в плане характера. В сериале он скорее человек с довольно крутым характером, занятый исключительно своим рабочим долгом и не гнушающийся различных методов работы. В истории же, если верить воспоминаниям современников, Александр Христофорович был не таким.. P.S. Хотя сериальный Беня, в моих глазах, конечно, лапочка, и пара БиО прекрасна P.P.S. Ваше сиятельство, вы этого не слышали.



полная версия страницы