Форум » Мезонин » Быт XIX века в живописи » Ответить

Быт XIX века в живописи

Gata: Когда мы читаем романы о том времени, то, конечно, представляем себе антураж, да и в фильмах не раз видели. Но мне кажется, очень интересно посмотреть на то, как жили люди в позапрошлом веке, глазами художников-современников.

Ответов - 199, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Gata: Неизвестный художник середины XIX века "Троицын день в Красном селе близ Москвы", 1840-е годы Изображено народное гулянье в Красном селе, еще в XVIII веке вошедшем в состав Москвы. В XVII—XVIII веках там был царский Красносельский дворец. К юго-западу от села находился Красный, или Великий, пруд, один из древнейших в Москве. Сохранилась церковь Покрова, построенная в XVIII веке. Картина заполнена бытовыми фигурами и сценами: здесь и веселая пляска в кругу зрителей, и мальчонка, залезающий в телегу, и подвыпившие мужики, и крестьянка, ведущая под уздцы выпряженную лошадь. Художник старательно строит перспективу улицы, тщательно выписывает стоящие в одну линию избы, не забывает показать бродящую по дороге живность — петуха с курами, бегущую собаку, свинью с целым выводком поросят. http://bibliotekar.ru/rusKart/39.htm

Роза: Весело люди на Троицу время проводили Сейчас тоже какие-то хороводы в сарафанах водят, но что-то я не верю в душевность мероприятий, организованных каким-нибудь управлением культуры города Урюпинска.

Роза: Нашла прелестные картинки из жизни общества в XIX веке кокетство

Gata: Роза, спасибо! Обожаю такие сценки Рассматривала подолгу каждую, буквально прилипнув носом к монитору, я ж близорукая, а столько любопытных мелких деталей ))) Больше всего понравилось, конечно, "Кокетство" Судя по очкам мужа, подумалось, что это пара Ната-Дюсик лет десять спустя после свадьбы, если бы она состоялась. А брюнетистый франт - Вова или Серж Чайная компания тоже навеяла ассоциации - это мы и Корнет (Alicefather кушает клюковку в погребке ). Над назначением странного низкого стульчика с высокой спинкой сначала призадумалась, потом сообразила, что картинки французские, значит - стульчик для молитв, а не для мигреней :)

Роза: Я тоже примеряла картинки на героев БН Анна за роялем, а Лиза поёт комические куплеты

Светлячок: На стульчике с высокой спинкой - это Ольга На последней картинке Варвара Жуковская после того, как драгоценный Вася оттащил её от кухни

Роза: Светлячок пишет: На стульчике с высокой спинкой - это Ольга Возможно Светлячок пишет: На последней картинке Варвара Жуковская после того, как драгоценный Вася оттащил её от кухни Или МА до шахматного периода ПМД

Светлячок: Роза пишет: Или МА до шахматного периода ПМД Нет я настаиваю, что это Варя после кремлевской диеты

Gata: Светлячок пишет: Нет я настаиваю, что это Варя после кремлевской диеты Зачем портить такую красивую женщину?!!!

vi0la: Художник Василий Пукирев. Прием приданого по росписи. 1873 А как же любовь??

Роза: Как я пропустила такую картину? Не видела ни разу. Не простительное упущение Какая колоритная сцена. В дверях пыжится от сознания собственного величия, судя по всему, молодожён. В сундуке роется золовка Пальчик к щёчке приложла молодая жена, а поддерживает ее, навен, сестрица. vi0la пишет: А как же любовь?? Зависит от величины приданого

Gata: vi0la, спасибо за "Прием приданого"! Я тоже как-то хотела его в этой теме выложить, но отвлеклась на другое - и с концами :) У Василия Пукирева сюжеты живые и драматичные, хоть успеха "Неравного брака" ему больше не удалось повторить. Роза пишет: Какая колоритная сцена. В дверях пыжится от сознания собственного величия, судя по всему, молодожён Пока еще только жених :) "...В начале 1870-х годов Пукирев выставил картину «Прием приданного по росписи», изобразив сцену, в которой неожиданно для молодой невесты «в новой и непривычной обстановке» раскрывается истинный характер жениха, дотошного скряги, четко по списку принимающего приданое будущей супруги. Прием приданного по росписи – один из важных этапов в череде событий, предшествующих венчанию. Это кульминационный момент всех приготовлений к свадьбе, вскрывавший истинные мотивы брака. Картина пользовалась большой популярностью у публики, художнику заказывались варианты повторения, одно из них было приобретено Третьяковым". У девушки еще есть возможность отыграть назад, но мне почему-то кажется, что она этого не сделает. Скандала побоится.

Светлячок: Мне понравились эти красотки. Очень летние портреты Тут кошак прикольный Остальное по ссылке http://www.liveinternet.ru/users/galina_emelyukova/post123979297/ Полно материала для коллажей

Gata: Светлячок, девушки - само очарование! Утащила в свои загашники, спасибо!

Корнет: Девушки прекрасны

Светлячок: Нашла художницу Наталью Ершову. Делюсь

ksenchik: Светик, огромное спасибо! Интересные работы у этой художницы.

Алекса: Светланка, девушки одна лучше другой. Я их всех себе сохранила Н.Ершова показалась мне слишком вычурной.

Gata: Шикарные картинки! Все до одной утаскиваю в свою коллажную мастерскую. Светик - гран мяурси!

Gata: П.А.Федотов "Игроки", 1852 г. Несколько часов, проведенных во взаимном обмане, соперничестве и борьбе, в победах и поражениях, страстях и расчетах, игроки были вместе. Зеленый прямоугольник сукна соединял их маленький кружок, а свет свечи отгораживал от окружающего полумрака. Все эти часы тянулась тоненькая ниточка надежды, что-то могло вдруг перемениться, игра еще не была кончена. Но безумная ночь миновала, катастрофа свершилась. Выигравшие со своими тяжелыми головами, затекшими поясницами и ноющими суставами оказались в одном мире, а проигравший с охватившим его чувством полной безысходности — в другом, по ту сторону невидимой преграды, вставшей между ними. Свет, пространство и движение разделили их в картине. Он, почти прижавшийся к стене в глубине комнаты, ярко освещен двумя свечами, стоящими на столе, и фигура его отбрасывает ту самую «двойную тень», образующую над ним подобие двойного темного нимба. Они, находящиеся ближе к зрителю и по эту сторону стола, предстают темными фигурами, то лишь отчасти тронутыми светом, то почти не освещенными — силуэтами. Он спокоен и неподвижен. Они извиваются и шевелятся. Сокрушенный и низвергнутый, он не рыдает, не хватается за голову, не вздымает лицо к потолку и не воздевает в ужасе рук. Он застыл, одна рука его продолжает сжимать стакан с вином, а вторая, беспомощно вывернутая ладонью вверх, покоится на столе — жест нелепый, но в нелепости своей убедительный. Проигравший почти смешон: недокуренная сигара глупо торчит из оскаленного рта, а лицо, и без того искаженное неестественным нижним светом, растянулось в гримасе, карикатурно напоминающей улыбку. Он похож на сумасшедшего и, видимо, близок к тому. Безнадежность его жизненной ситуации так глубока, что лишила его способности действовать и погрузила в прострацию. Это покой безумия некий транс. Отрешенный, неподвижный и безмолвный, он как зритель, расположившийся в креслах партера, глядит на актеров, глядит на своих недавних партнеров со стороны, но скорее всего, не видит их, смотрит сквозь них, прямо на нас, как бы обращаясь к нам с истиной, внезапно открывшейся ему в высшем прозрении бреда, и нам они явлены такими, какими воспринимает их он своим внутренним взором. Все трое отшатнулись, шарахнулись от сильного света, загадочно распространяющегося из центра комнаты и от Проигравшего, так резко освещенного этим светом. Их разбрасывает, как при действии центробежной силы, или, скорее, как при сильном взрыве; и двойные тени, стремительно разбегающиеся во все стороны, словно подсказывают пути их дальнейшего движения. Все трое — чудовищные, уродливые фантомы, носители зла, выигравшие, но, одновременно, и проигравшие, наказанные за свою победу бесконечным страданием, непонятной нам, но ощутимой мукой. Они безлики. Не буквально, конечно: у каждого свое характерное лицо, свое сложение, своя повадка — но все это, в сущности, не важно для смысла картины. Все трое разные, но все как один, их можно было бы поменять местами, и картина осталась бы такой же. И все они страшны. Они безжизненны. Что-то неестественное чудится в том, что все они разом начали тянуться и извиваться, так как если бы, скрежеща и скрипя, задвигались вдруг одновременно пущенные в ход три заводных механизма. Три нежити, три пустые души, срифмованные с тремя пустыми рамами, почему-то висящими на голой стене (самая крупная посредине, две поменьше по бокам от нее)—тремя зеркалами, в которых нечему отражаться, потому что, как давно известно, нечистая сила не имеет отражения. http://nearyou.ru/fedotov/52play.html



полная версия страницы